Category: животные

сказочный долбоёп, бета-версия

67677131_2810156078996003_733027183714369536_n

"Святой мученик за время своего царствования лично расстрелял тысячи бродячих собак и кошек, бессчетное количество ворон. Ну и другого зверья поубивал за свою жизнь от души, цифры переваливают за десяток тысяч.

Как настоящий психопат вел тщательный учет своим жертвам. Только за шесть лет (1896, 1899, 1900, 1902, 1908, 1911 гг.) царь застрелил 3786 собак, 6176 кошек и 20 547 ворон*. Когда царь прибывал к месту охоты, у местных крестьян скупались оптом деревенские мурки и шарики, на которых его Величество изволило разогреваться".

-----------------------------------
* источник - "Взрослый мир императорских резиденций. Вторая четверть XIX – начало XX в". Зимин Игорь Викторович, а также собственные дневники Николая.

(увижено где-то)
Lenin

кот оказался непростым

Все мы знаем умилительные фотографии Ленина с котиком. Но я только вчера узнал, что этого котика Ленину подарил Камо (Симон Аршакович Тер-Петросян), большевистский боевик №1. По моему, офигенно символично.

а кота Степана расстрелять!

tar
А.Тарасов преследует Б.Кагарлицкого и других левых. Впереди идет кот Степан.

В связи с легким бурлением говн, имеющим место в нашей левой микросреде после того, как сайт Тарасова вышел из спячки и выдал нечто непотребное, могу сказать следующее.

Иначе быть не может. Я это сравнение использовал как-то, могу еще раз. Ну вот последних якобинцев вырезали или сгноили в Новой Каледонии, потом Термидор, Директория, Консульство, Империя, Реставрация, все дела. А до восстания лионских ткачей еще пара десятков лет. Маятник Истории в фазе "минус". И тут дергайся, ни дергайся. Не созрела еще следующая фаза.

Просёр СССР был настолько чудовищным и нанес такой удар социалистическому движению, что мне так скорее удивительно, что вообще что-то есть. Как написал Уэллс после встречи со Сталиным в 1934, если большевики проиграют, про социализм придется забыть лет на сто. Очень хочется надеется, что писатель ошибся и призрак коммунизма не вылезет из своего схрона только в 2091 году.

Все вышесказанное отнюдь не означает, что нужно сидеть дома, читать старые советские книжки и пересматривать фильм "Ленин в 1918 году".

История никуда не делась. То есть не может она остановиться. Пенсионная "реформа" русских бурбончиков уже сделала для просветления масс больше, чем вся деятельность несистемных левых в России за 20 лет (системные, впрочем, не делали и этого). А еще все впереди - это только начало.

Но молча сидеть и упрямо точить свой нож - чтобы он был острым, когда понадобится, а это понадобится - это терпение нужно. Оно вполне может закончиться у любого отдельного человека. Все-таки длины исторических фаз иногда превышают длину каждой отдельной человеческой жизни. А результатов, то есть вспоротые тушки буржуев, хочется видеть уже при своей жизни.

Кому дзен помогает. Кому котики. Все нормально.

Все будет хорошо. Дело наше долгое, не мы его начали, не мы его и закончим. Но ножик (понимая под этим многое) нужно держать в состоянии остром. На всякий случай.

Эпизод десятый: Решающее звено

Еще один рассказик из серии про животных и коммунистов.
Начало тут.
***

Столетие Октябрьской революции наша власть не посчитала достойным того, чтобы сделать его выходным днем, но я в этот день на работу не пошел, отработав накануне 4-го ноября, в День русского фашиста и националиста. Такая теперь у меня традиция.

Жена работала – она врач, и менее свободна, в отличии от меня, в смысле календаря, сын учился, поэтому весь день я, Кот и пес Агафон смотрели фильмы о Революции, при этом оба хвоста время от времени начинали спорить о правильности трактовок событий, увиденных на экране, особенно в советских фильмах эпохи так называемого культа личности. И на праздничную демонстрацию - ее хотя бы власть эпохи Реставрации разрешила - отправились втроем. Ленка и сын к нам собрались присоединиться прямо там.

Уже стемнело – ноябрь все-таки, Кот залез ко мне на плечо, чего он обычно не делал, но сегодня, по случаю праздника, соизволил. Вот с Оболтусом, то есть с моим сыном, он любит передвигаться по городу, сидя у того на плече.

illu

По дороге мне пришлось услышать от него столь много его мудрых мыслей, так что я был крайне рад, когда мы, наконец, пришли на место сбора.

Collapse )

Флешбэк восьмой: Восточный фронт

Ну и вот, понемногу подходит к концу мой рассказ про коммунистов, котов и псов.

Начало тут.

1942 год. Декабрь. Где-то в районе Волыни.

Обер-лейтенант Отто Ланге по-русски говорил очень хорошо. Потому что он родился в Российской Империи, в Латвии, учился в Дерптском университете и только после революции, случившейся в России в 1917 году и поставившей на Империи Романовых крест, уехал в Германию. Но русский язык он не забыл, читал русских классиков, даже выписывал советские газеты и журналы, поэтому говорить на языке врага ему не составляло труда.

За знание языка обер-лейтенант и попал в полевую жандармерию, где боролся со сталинскими бандитами, называвшими себя партизанами, и боролся успешно, судя по тому, что недавно получил уже второй Железный крест.

Сейчас Отто Ланге сидел за столом, перед которым его подчиненный, украинец и националист Мыкола Парасюк, держал на поводке овчарку. При этом вторая рука солдата сжимала автомат, направленный на собаку, а палец лежал на спусковом крючке.

В хате было жарко - в печке весело трещали дрова.

- Ну, - сказал обер-лейтенант собаке, - Не понимаю я тебя. Ты же была любимой собакой комбрига Петрова, который летом 1937 года был расстрелян как участник военно-фашистского заговора в Красной Армии. Тебя не усыпили почему-то, а отправили в совхоз охранять сараи с удобрениями. Так что тебе эти большевики и евреи?

Овчарка тряхнула мордой, словно отгоняя муху.

- Это наши дела, немец, - сказала она упрямо. – Вас не касается.

Collapse )

Эпизод девятый: Самая опасная кошка в мире.

Продолжение цикла "В мире коммунистов и животных".

Когда я прихожу домой, меня встречает только мой пес Агафон. Во-первых, погулять, во-вторых, рассказать мне о содержании очередного номера журнала «Под знаменем марксизма», выходившего в СССР с января 1922 по июнь 1944 года, подшивка которого, оставшаяся от моего деда, является его любимым чтением после, естественно, собраний сочинений отцов-основателей, они же МЭЛС.

s640x480

Не скажу что Кот не рад моему приходу. Просто ниже его достоинства эту радость показывать (надо сказать, что мне периодически хочется, когда я пишу про него, писать местоимения с большой буквы – Его, Он… мания величия передается, короче говоря).

Но просто его время наступает позже, когда я возвращаюсь с прогулки. Не замечая Агафона – или, наоборот, глядя на него с выражением крайнего презрения, он сообщает мне, что «Вестник бури» опубликовал очередной бред, или что кот Кагарлицкого Степан прочел ему несколько отрывков из будущей книги Бориса Юльевича и что он, Кот, от услышанного в страшном раздражении.

Collapse )

Флешбэк седьмой: Кот Перманентный

Между тем продолжается мой цикл про котиков, псов и коммунистов. Эта история вышла немного длиннее обычных, за что я сразу прошу прощения.

Начало цикла: http://rabkrin.org/v-mire-zhivotnyih-rasskazy/



Писатель наш получил известность, когда в середине 60-х в журнале «Юность» был опубликован его дебютный роман о молодых покорителях Севера. Тогда много выходило такой литературы, но писатель соединил в своем романе комсомольский пафос с техникой французского «нового романа», что было необычно и смело. Василий Аксенов, встретив писателя на каком-то литературном мероприятии, пожал ему руку, а Валентин Петрович Катаев написал о нем пару одобрительных строк в каком-то обзоре современной молодежной прозы. В общем, это был успех.

Следующий роман писатель создал для серии «Пламенные революционеры», взяв в качестве героя одного из руководителей Парижской коммуны. В столичных либеральных кругах к этому отнеслись с пониманием – «революционерами» и хорошими политиздатовскими за них гонорарами не брезговали и самые отъявленные вольнодумцы, зато в «Правде» писателя упомянули в самых похвальных выражениях, так что, когда он подал в Секретариат Союза писателей прошение о выезде в Париж для работы в тамошних библиотеках и вообще в местах парижской эмиграции Владимира Ильича Ленина, то, учитывая приближение столетней годовщины со дня рождения вождя мирового пролетариата, ему пошли навстречу. Хотя и сократили срок заграничной командировки с трех месяцев до одного: молод еще, чтобы так долго по заграницам околачиваться.

Писатель, однако, нисколько не расстроился, и очень скоро стало ясно, почему. Потому что уже на второй день своего пребывания во Франции, он в помещении маленькой русскоязычной газеты, издающейся еще со времен белой эмиграции, провел пресс-конференцию, на которой заявил, что выбрал свободу и просит у французов убежища от страшного советского коммунистического режима. Это были 60-е годы, до потока советских писателей и работников культуры, который пошел в начале 70-х, было далеко, поэтому случай с писателем вызвал некоторый шум по обе стороны океана и гневную статью в «Литературной газете» с красноречивым названием «Отщепенец». Еще, хотя об этом и не сообщили, в секретариате Союза Писателей один мелкий чиновник иностранной комиссии лишился партийного билета и отправился работать редактором в газету «Рыболовный флот».

Collapse )

Флешбэк шестой: Шпионский мост.


(продолжение цикла:http://rabkrin.org/v-mire-zhivotnyih-rasskazy/)

С запада к Глиникскому мосту, что лежит поперек немецкой речки Хафель, подъехали три черных автомобиля «Линкольн», красиво развернулись и встали елочкой, то есть наискосок. С востока приехали три автомобиля «Победа». Они просто остановились один за другим. Из тех и других машин вышли мужчины. На западной стороне моста это были американцы, на восточной – советские. Американцы были в военной форме, советские в одинаковых черных костюмах.

Сидящий в одном из «Линкольнов», опустил боковое стекло и начал снимать все происходящее на кинокамеру.

Советские не обращали на это внимания и у них никто ничего не снимал. Даже на фотоаппараты. Впрочем, все фиксировали – через мощную оптику – люди из восточногерманской «Штази», сидящие на чердаке небольшого дома в километре от Глиникского моста.

Мужчины поглядывали на часы.

Когда наступил полдень, и с запада, и с востока прибыло еще по одной машине.

Из восточной вышли двое таких же мужчин в черных костюмах. С ними была собака, которую держали на поводке.

На западной стороне из машины вышел мужчина в форме ВВС США с пластиковой коробкой в руке, в которой сидел кот.

Collapse )

и животных, наших братьев меньших, никогда не бил по голове...



"8.05.1905. В 11 час. поехали к обедне и завтра[кали] со всеми. Принял морской доклад. Гулял с Дмитрием в последний раз. Убил кошку".

Из дневника Николая Второго.

В марте 1917 года больше всего свержению царя радовались русские кошки.

- Ну что, охотничек, отстрелялся! - злорадно говорили они.

burzhuizaputina

Медленное умирание крымского консенсуса

Я вообще очень удивляюсь, зачем власть своими же руками разрушает то, чего она добилась в 2014 году, когда даже многие левые, еще вчера поддерживавшие Болотную, теперь поддержали позицию России по Крыму. Пусть и по другим причинам, но поддержали. Потому хотя бы, что миллионы людей смогли вырваться из того нацистско-местечкового дурдома, в который превращалась на глазах (и превратилась) Украина. При этом не испытывая никаких иллюзий по поводу самой путинской России.

И вот потом - доски Маннергейму и Колчаку, сумасшедшая Поклонская с иконой царю на празднике 9 мая, какие-то фантастические по своей дебильности предложения РПЦ или депутатов уже новой Госдумы. Недограф-антисемит Петя Толстой. Теперь вот Исаакий.

Совершенно ведь на пустом месте и совершенно не нужно самой же власти. Особенно в той международной ситуации, в которой РФ неизбежно оказалась.

А лучше всего это объясняет старая притча.

"Однажды лягушка гуляла по берегу большой и глубокой реки. К ней подошел скорпион. Он хотел переправиться на другой берег реки.
- Перевези меня через реку, – предложил он лягушке. – Давай, я сяду тебе на спину.
- Я еще не сошла с ума! – сказала лягушка. – Ты сядешь мне на спину, только я отплыву, как ты тут же меня ужалишь.
- Уважаемая лягушка, – ответил вежливо скорпион. – Если я тебя ужалю, ты утонешь, тогда утону и я, ведь я не умею плавать. А я совсем не хочу умирать.
Такие доводы показались лягушке очень разумными, поэтому она разрешила скорпиону сесть себе на спину.
Когда они были на середине реки, скорпион все же ужалил лягушку.
Умирая, она спросила:
- Зачем ты это сделал, ведь ты умрешь вместе о мной?
Скорпион ответил:
- Потому что я – скорпион."


Ну вот не могут они иначе. Ровно как и вышеупомянутый последний русский царь просто не мог сойти с дороги, которая привела его и его семью в подвал Ипатьевского дома. Так они устроены.