Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

в порядке дискуссии

Товарищ, с которым (которой) я частенько разного мнения, но как-то до сих пор умудрились не расплеваться, пишет:

"В общем, по всем параметрам, социализм будет царством наиболее полной демократии, в том время, как государственный социализм — это путь в тупик, из которого можно идти только назад или биться головой об стену".

Это вообще довольно распространенный ответ на вопрос, как можно было бы уберечь нашу Советскую власть: рабочая демократия.

И я, конечно, ровно того же мнения. И писал об этом не раз - что никак нельзя допускать отрыва управленцев (которые, особенно на переходном периоде, никуда деться не могут) от трудящихся. Но...

Вот смотрим историю нашей русской революции.

Показательно, что каждый оппозиционер в Партии становился сторонником рабочей демократии, когда вышибался из руководящей группы.

Товарищ Троцкий - даже по мнению Ленина в его "характеристиках", перегибающей по части администрирования (то есть "в порошок сотру!") в 1923 году начинает, еще при живом Ленине, дискуссию о внутрипартийной демократии - сразу после того, как остальные члены руководства начинают ограничивать его власть в РККА (что, кстати, на мой взгляд не очень криминально - все-таки армия не может находиться под контролем какого-то одного человека).

Его тут тут же начинают долбать Сталин, Зиновьев, Каменев и Бухарин (главред "Правды"). Пока еще относительно мягко. Но при этом напоминают Льву Давыдычу, как он жестко долбил на X съезде рабочую оппозицию, которая как раз была за очень большую рабочую демократию.

Не проходит много времени, как уже Каменев и Зиновьев начинают борьбу со Сталиным и Бухариным. И вдруг тоже становятся сторонниками демократии. Интересно, что дискуссия 23-го года велась где угодно, но не в Петрограде - там у Зиновьева мышь троцкистская не проскочила бы, так все было хорошо с демократией.

Бухарин со Сталиным злорадно напоминают Зиновьеву всё, что тот ранее говорил о Троцком и о демократии.

Зиновьев, Каменев и Троцкий объединяются и еще больше становятся борцами за демократию, но проигрывают, опять же, в том числе и потому, что им напоминают, что они в свое время говорили друг о друге.

Не проходит много времени, как уже Бухарин... Ну, вы поняли. Естественно, Николай Иванович тоже становится за демократию, забывая, как в свое время искусно манипулировал "Правдой", когда долбали оппозиционеров.

То есть какая-то унылая закономерность вырисовывается.

Что говорит о том, что есть более широкая проблема - как совместить демократию (которой я безусловный сторонник, хотя то, что ею называют сейчас, я демократией назвать не могу) с диктатурой пролетариата. И это очень непростой вопрос, именно в самом сложном, то есть переходном периоде.

Именно возвращаясь к предыдущему - являются ли для коммунистов отцы-основатели фигурами абсолютно сакральными, думаю, что тут просчет был допущен самим Лениным. Который в самом конце это почувствовал, но уже не успел ничего сделать. Кстати, тоже фактически оказавшись в стороне от власти, правда, по болезни (в версию о том, что он был преднамеренно изолирован, я не верю).

Власть - очень страшное дело, короче.

Collapse )

другие поляки

Изданная еще в народной Польше и изданная под самый финал СССР книга с альтернативным нынешнему либерально-антикоммунистическому описанию событий в Варшаве в 1944 году.

varshava1944


Рышард Назаревич. Варшавское восстание. 1944 год. Политические аспекты.

1989

234 стр.

“В книге известного польского историка рассматриваются политические аспекты Варшавского восстания 1944 г. Автор, опираясь на обширный, в том числе новый документальный материал, дает четкую картину этого сложного и трагического события в истории польского национального движения в годы войны, которое разоблачило истинные классовые устремления польской буржуазно-помещичьей верхушки в эмиграции и в оккупированной стране, лишило ее авторитета в народе. В книге дана также аргументированная отповедь попыткам использовать тематику Варшавского восстания для фальсификации истории советско-польских отношений”.

Файл pdf (с OCR).

Размер файла 5 мегабайт.
burzhuizaputina

кадр решает всё

В 1979 году защитил диссертацию на соискание учёной степени кандидата исторических наук по теме «Кризис основных политических концепций англо-американской буржуазной „советологии“» (специальность 07.00.04. — «история коммунистического и рабочего движения и национально-освободительных движений»).

В 1983—1988 гг. был редактором журнала коммунистических и рабочих партий «Проблемы мира и социализма» (Прага).

В 1988—1991 годах был консультантом Международного отдела ЦК КПСС, являлся спичрайтером Михаила Горбачёва.

Является членом Попечительского совета Императорского Православного Палестинского Общества.

Алексей Пушков, сенатор, "Единая Россия".

Перестроился как основательно человек, молодец какой.
Lenin

закат идеологии вручную

Читаю в ленте:

"Проблема КПСС после смерти Сталина была в том, что её руководство было не в силах выработать научную, то есть строго отвечающую объективной реальности и законам развития общества, «генеральную линию»".

То есть хотите сказать, что при Сталине все было в порядке? Это же не так, нравится вам или нет.

Я сейчас читаю журналы "Большевик" - ставший позже "Коммунистом", "Историк-марксист", "Борьба классов". Интереснейшее чтение, надо сказать. Главное, никаких поганых "дискурсов" и "нарративов".

Но главная там мысль - история, философия должны служить делу построения социализма. Описание объективной реальности имело свой осуждающий ярлык - "объективизм", и тоже считалось прегрешением, хотя и не столь тяжким, как "ревизионизм" и "оппортунизм" (самым страшным, конечно, было "троцкистско-бухаринская вылазка в области идеологии").

Опять же - не в осуждение. Не до жиру - то есть до спокойных академических дискуссий, было тогда советским. Советская история - это череда кризисов, а еще точнее - прохождение над пропастью, для выживания страны нужно было ставить во имя его все что только можно. Включая частичный отказ от исследования объективной реальности. Обратная сторона этого, однако, примат политической целесообразности над здоровой критичностью (в том числе и самокритичностью), без чего марксизм как наука превращается в идеологию. А потом такие большие глаза, "мы не знаем общества в котором живем", и обрушение в виде "перестройки".

сгнило



"27-28 сентября 1991 года в специальной гостинице при ЦК ВЛКСМ "Орленок" в Москве, под председательством первого секретаря ЦК ВЛКСМ Владимира Зюкина, прошел ХХII чрезвычайный съезд ВЛКСМ, который распустил всесоюзную коммунистическую молодежную организацию, как утратившую свою историческую роль и вместе с ним официально прекратил существование всесоюзной пионерской организации им. В.И. Ленина при ЦК ВЛКСМ".

Зюкин Владимир Михайлович - с 1992 года — президент Фонда международного молодежного сотрудничества. Руководитель брокерской компании «Крэйтон кэпитал», затем возглавлял компанию «Инпред».

С 2003 года — президент ООО «Пилот менеджмент», владеет и сдает в аренду коммерческую недвижимость Бизнес-центра БЦ «Тессинский» в Москве, по адресу Тессинский переулок, 4 стр.1.

Литва в 1940 году * Книга

strong

Анна Луиза Стронг. Новый путь Литвы.

1990

112 стр.

Книга американской писательницы Анны Луизы Стронг, автора более пятнадцати произведений о Советском Союзе и Китае, рассказывает о событиях в Литве в нюне — июле 1940 г. В основе книги, впервые изданной в Нью-Йорке в 1941 г., лежат личные наблюдения Стронг, которая была в числе немногих зарубежных корреспондентов — свидетелей процессов, происходивших в Литве накануне восстановления там Советской власти. Книга освещает обстановку и важнейшие события тех дней, в том числе настроения большинства народа, принятие Народным сеймом Литвы решения о вступлении республики в состав Советского Союза. В качестве приложения издание содержит документальные материалы, касающиеся литовско-советских отношений в 1939—1940 гг., а также политики гитлеровской Германии в отношении Прибалтики.

Файл pdf (с OCR).

Размер файла 2 мегабайта.


Книга эта, выпущенная в 1990 году как еще одна жалкая попытка уговорить Литву не покидать Союз Нерушимый, описывает события в Литве в 1940 году, то есть после ее вхождения в состав вышеупомянутого Союза глазами просоветского американца (ну, американки, но точно не авторки).

Автор книги не менее интересна, чем сама книга.

Выходец из квакерской семьи, убежденный сторонник СССР, твердая сталинистка. Тем не менее в 1949 году в Москве на пике нашего тогдашнего дурдома была таки арестована и посидела какое-то время на Лубянке. Наличие американского гражданства спасло ее от более тесного знакомства с некоторыми нашими не самыми лучшими сторонами действительности.

Все это нисколько не повлияло на ее коммунистические убеждения. Более того, она еще была не менее убежденным маоистом, встречалась не раз с Председателем Мао, во время Великой Пролетарской Культурной Революции была принята в ряды хунвйэбинов, а по итогу в КНР и умерла.

Биография Анны Луизы заслуживает отдельной книги, но современные русские историки ленивы и нелюбопытны, как и русские переводчики, которые могли бы перевести другие ее книги – а написала она их много и с кем же только за свою жизнь она не встречалась.

XX век, время Первой Гражданской войны бедных против богатых, породил много таких удивительных биографий, наше время айфонов и телесериалов рождает только потребителей. Хотя жмуров наше время в таком количестве столько не производит. Но это пока. Все еще впереди.

Такая вот книжка и такой вот автор, короче.

Lenin

e2 - e4

Интересно.



В 1929 году советские выпускают эту книгу с таким предисловием:

"Выпуская в свет книгу Боголюбова «Современное начало», мы прекрасно учитываем те вопросы и может быть возражения, которые возникнут у отдельных читателей в связи с этой книгой. Многие спросят: допустимо ли издавать работу человека, который запятнал себя прямым предательством по отношению к СССР, выйдя из рядов советских шахматистов и перейдя в германское подданство? Это очень важный вопрос, который имеет далеко не только узко-шахматное значение. В общей постановке этот вопрос можно сформулировать так: допустимо ли нам в любой отрасли науки или искусства изучать исследования наших классовых врагов, если нам есть чему у них научиться. На вопрос, поставленный так, с нашей точки зрения, может быть только один ответ: не только допустимо, но и необходимо. Мы не можем отказаться от богатого наследства буржуазной культуры. Это было бы безумным и ничем неоправдываемым расточительством. Построить собственную пролетарскую культуру мы сможем только на основании учета и использования той суммы знания и опыта, который был собран в течение предшествующих столетий. Из такой общей установки вытекает и наше отношение к отдельным выдающимся представителям буржуазной науки. Как к общественным величинам мы относимся к ним отрицательно, но в то же время весьма внимательно и серьезно изучаем то, что исходит из-под их пера. Взять, например, Боголюбова, книгу которого мы предлагаем вниманию нашего читателя. Каково бы ни было наше отношение к нему, как человеку, нельзя отрицать того, что он является одним из крупнейших современных шахматных теоретиков".

К сожалению, в более поздние времена не всегда так здраво рассуждали.
Lenin

двоечники

"Сначала Февраль, а потом только Октябрь!"

Это лозунг левых, которые за то, чтобы бежать в спадающих с тощей задницы штанах поддерживать всякую супротивправительственную движуху.

Короче, выкладываю я книжки про революцию-17, выкладываю, а их никто не читает.

Вот про Февраль.

Мало того, что, как уже указывалось, большевики, хотя и не были в его главе, но поучаствовали как могли, Молотов и Шляпников не дадут соврать, но не были во главе и либералы. Это был скорее удар землетрясения, сила которого оказалась на порядок сильнее чем рассчитывали, скажем, те силы в системной оппозиции, кто строил интриги типа "поменяем Ники на Мишу".

Во-вторых, с Февралем было связано много иллюзий - например, свергнем Николая и его жену-немку, у которой провод телеграфный прямо в ставку Вильгельма - и тогда победа в войне у нас в кармане. Но практически с самого начала уже тогда начали появляться лозунги "Нет войне!"

И - last but not least - фактор Ленина. Я сам скорее считал, что он в широких слоях публики был человеком малоизвестным, но вот уже сразу в марте Зинаида Гиппиус, женщина крайне неприятная, но весьма умная, и уж точно поумнее какой-нибудь властительницы современных умов типа Шульман (рукалицо), с беспокойством пишет в дневнике про то, что приедет Ленин и все пойдет в тартарары.

И Ленин, надо отдать ему должное, не обманул ожиданий Зинаиды Николаевны.