kommari (kommari) wrote,
kommari
kommari

Categories:

умер Михаил Шатров

Странная судьба была у этого человека, и странное мое отношение к нему.

Его сильно ненавидели - как еврея его ненавидели сами знаете понятно кто, а как антисталиниста его ненавидели угадайте кто, таким образом, сталинисты.

При всем при этом он был "ленинистом" - то есть ленинистом того периода, когда "Сталина бьём Лениным...", как это выразил идеолог КПСС А.Н. Яковлев ("...потом Ленина Плехановым и социал-демократами, потом социал-демократов либералами"). Как ни странно, в отличие от других - например, как другой Яковлев, Егор, который тоже писал сценарии про Ленина (для фильмов вроде "Ленин в Польше" - тогда это была жирная кормушка, из которой можно было получить нехилую жировку - это как сейчас фильмы про попов или про тяжелую судьбу немецких приживалок), Шатров остался на своих позициях и после того, как поезд перестройки унесся "Дальше, дальше, дальше" - и Ленин превратился (превратили) для публики в страшного палача и тирана. Когда путинцы отменили 7-е ноября, он поставил свою подпись под письмом в "Независимой газете" среди тех деятелей нашей культуры, кто выступил против этого. Так что среди мэйнстримовской тусовки "Альбац и все-все-все" он тоже был белой вороной.

С одной стороны, его пьесы использовали, чтобы разрушить советскую идеологию (Хоннекер, человек старой школы, чувствовал это и запрещал произведения Шатрова в ГДР), с другой - сохранились записи спектакля "Большевики", сюжет которого - дискуссия среди большевисткого руководства о введении красного террора после покушения на Ленина - в конце спектакля зал вместе с актёрами вставал и пел "Интернационал". И, что бы сейчас не говорили актёры того спектакля, было все это очень искренне.

В его пьесах 60-х и 70-х упоминались фамилии выдающихся деятелей нашей русской революции, которые десятилетиями были вычеркнуты из всех учебников, а его маленькая полупьеса-полуисследование "Февраль", написанноый с Логиновым, была тогда самым честным и самым интересным рассказом о Февральской революции.

Когда в 90-м году Горбачев вызывал среди советских людей всеобщее презрение, от левых до правых, Шатров основал политический клуб "Апрель" - клуб сторонников Горбачева. Несколько лет назад уже с другим Ефремовым, младшим, он хотел поставить в том же "Современнике" свою последнюю пьесу о Ленине - "Вопросы остаются", но Ленин настолько вне нынешнего дискурса, что о нем в лучшем случае можно ставить только пошлые анекдотики.

Но и какой-то там театральный центр в лужковской Москве Михаил Филиппович тоже строил - с неизбежными для любого строительства в Москве обвинениями и контробвинениями в коррупции, воровстве, откатах и прочих вонючих делах.

В общем - очень неоднозначный человек. Я, хотя мне бы положено и наоборот, относился к нему скорее с сочувствием - мне симпатичны люди, которые остаются до конца на тонущем "Титанике" или в последней башне Трои.

Сама его жизнь заслуживает хорошей книги - в ней так тесно переплетены советская культура, советская идеология, советская история.

Покойтесь с миром. А вопросы действительно остаются.
Tags: in memorium
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 29 comments