kommari (kommari) wrote,
kommari
kommari

Category:

"Кампучийская тетрадь"

Предыстория.
Сразу после падения режима Пол Пота в 1979 голу в тогда еще Кампучию победители - вьетнамцы и провьетнамский (и просоветский) режим Хенг Самрина - пригласили группу журналистов из тогдашних европейских социалистических стран. Среди них был поляк Веслав Гурницкий, который написал, на мой взгляд, одну из лучших книг о Юго-Восточной Азии. Учитывая, что книга была переведена и издана в Союзе ДО перестройки, в начале 80-х годов, и при этом она очень откровенная и практически свободная от идеологических штампов того времени, это даже довольно странно.

Я, тогда еще очень-очень молодой человек, практически вьюнош, читая книгу, делал из нее какие-то выписки, и совсем недавно, копаясь в архиве - физически рассосредоточенным между Петербургом и Финляндией, наткнулся на эту, как я ее назвал, "Кампучийскую тетрадь". Возможно, что-то в ней еще сохранило актуальность. Ну и вообще, набью какие-то кусочки в электронную форму, все равно делать ничего более не способен - на улице, хоть и день, а темно, да вообще: "Нет, ребята, все не так, все не так, ребята!" (с)


Веслав Гурницкий. "Песочные часы" 

(сразу надо отметить, что, как я помню, дословно книжка называлась по-польски "Bambukowa klepsidra" ("Бамбуковая клепсидра"), то есть "Бамбуковые песочные часы") 


Вот уже двадцать лет я убежден в том, что по настоящему жгучие проблемы рода человеческого решаются только в Азии.

Множественность подходов не содействует познанию истины. Каковы критерии истинности, если существует так много взаимоисключающих способов мышления? Отдаться плюрализму? Это не выход. Так до истины не добраться.

Автомат - в Азии это оружие крестьянства, из которого может стрелять даже ребенок.

Автомат нынче стал самым действенным средством преображения мира для тех, у кого есть повод его переделывать или защищать, если он изменился согласно их пожеланиям. Автомат стал самым надежным и абсолютно универсальным мерилом для идеологии, власти, политической линии, системе правления...

Наличие оружия у масс и всеобщее умение вести партизанскую борьбу исключает какое бы то ни было манипулирование, является проверкой каждого отдельного пункта любой программы.

Будущее этих трех миллиардов людей (в Азии) определят четыре фактора: производство риса, уровень прироста населения, идеология, которая понятна массам, и крестьянин с автоматом. И никто и ничто другое.

В Азии происходит столкновение принципов столь противоположных, что нет места для каких-либо дискуссий.

Неизвестен какой-либо гарантирующий полную объективность критерий, который позволил бы решить, что более соответсвует человечности и, следовательно, достойно одобрения: квартал десятилетних проституток в Калькутте, которых в вонючие публичные дома привозят прямо из деревень на всю оставшуюся жизнь, или же потопление барж с несколькими тысяч шанхайских проституток, которых, несмотря на все усилия, не удалось перевоспитать. (автор упоминает здесь эпизод, случившийся после того, как части НОАК Мао заняли Шанхай).

Масштабы людских страданий и обид в этой части мира не могут быть даже описаны (далее - примеры: 12-ти часовой рабочий день для шестилетних(!!!) детей, кабальное ростовщичество в деревнях)

Величие автомата состоит в том, что если превосходствоо в технике позволило когда-то до конца подавить восстание тайпинов или шанхайское выступление, то ныне крестьянскую партизанскую войну можно в лучшем случае на время погасить.

Мы (европейцы, westmen) инстинктивно стремимся обходить слишком крайние ситуации, веря в то, что должно же существовать какое-то половинчатое решение, какие-то разумные реформы без применения силы, некий еще неизведанный путь, на который надобно переставить страшную махину нищеты, бесправия и жестокости. Может быть что-то в этом роде и существует. Но последние тридцать лет не дали достаточных доказательств тому, что законность и уговоры приведут здесь к лучшему результату, чем грубая сила.

В несоциалистических странах ЮВА ничего не меняется. Если и меняется, то только в крупных промышленных центрах, в жизни относительно обеспеченных групп населения.

Столкновение бедных с бедными, гражданская война, в которой крестьяне стреляют из автоматов, расхождения в понимании одних и тех же слов - все это в сто раз интереснее и важнее, чем описывать конфликты, о которых все известно уже много лет.

Знамя новой Кампучии (после Пол Пота): пять золотых башен на красном фоне. Так вот, люди, которые понимали символику кхмерского герба, истреблены все до одного. Речь идет о высшем буддийском духовенстве. И это при том, что в Кампучии буддизм был простонародным, более склонным к созерцанию, чем к накоплению богатств. Духовенство жило очень скромно... Но группа Пол Пота не хотела конкурентов во власти над умами.

Другая сторона деятельности полпотовцев - уничтожение дорог, приведение их в негодность. И не только по военным причинам. В основе этой политики: доктрина повсеместной прикрепленности населения, ненависть ко всем механическим средствам передвижения.

В 1975-79 гг. показатель рождаемости в Кампучии упал почти до нуля.

Сначала выселяли из городов - примерно 3 миллиона человек. Потом крестьян. Крестьянам делали небольшие поблажки, в смысле имущества. Причем чем беднее и темнее были крестьяне, тем более для полпотевцев они были здоровой и полноценной социальной группой. Однако потом добрались и до них. Разделяли семьи, супружества, иногда меняли фамилии, жителей одной деревни рассеивали.
Цель Пол Пота была в том, чтобы люди стали частицами аморфной социальной суспензии, молекулами в суперколлективе, изолированными ячейками той магмы, которая, по мнению Пол Пота, играла определяющую роль в подлинной мировой истории. 

Хотя в некоторых районах, где крестьяне поддерживали "красных кхмеров" в борьбе с проамериканским режимом Лон Нола, сначала пытались идти по китайскому пути, то есть оставляли некоторые деревни и горожан ссылали туда, на перевоспитание. Но такая политика продолжалась недолго.

Пол Пот, живя в 50-е годы в Европе под псевдонимом Салот Сар, писал небезынтересные эссе по проблемам, возникающим на стыке антропологии и социологии. Он анализирует в них негативные, с его точки зрения, стороны человеческой природы. Особенно резко он критиковал потребность в оседлости и постоянстве: нельзя создать ничего по-настоящему нового с людьми, у которых первая забота - вырыть себе норку и которые большую часть своей энергии тратят на то, чтобы устроиться лучше и удобнее;  человек - это часть природы, он не должен идти против ее законов, а у природы нет такого закона, из которого следовало бы, что сегодня должно быть лучше, чем вчера.

По интеллектуальному уровню работы Пол Пота гораздо выше теоретических работ Линь Бяо, одного из главных идеологов "культурной революции" в Китае. Впрочем, когда бьет урочный час, интеллектуалы ни на что не годятся.

Сам Пол Пот заявлял, что он получил степень доктора политических наук в "Эколь де сьянс политик" ("Школа политических наук", во Франции один из самых престижных центров по подготовке интеллектуальной и политической элиты). Однако многие сомневаются, что он получил во Франции высшее образование. 

"Монд" сообщала, что Пол Пот закончил во Франции лишь радиотехническую школу, но это тоже спорно.

Пол Пот, несомненно, был человеком, получившим образование выше среднего уровня азиатской интеллектуальной элиты. В его работах видна серьезная начитанность, много ссылок на сторонников неофрейдизма и новейшей антропологии, без труда можно обнаружить увлеченность Бакуниным и классиками анархизма.

Близкий сподвижник Пол Пота - Ху Ним, убитый им в 1977 по причине идейных разногласий, был доктором Сорбонны. Диплом он получил в 1965 году, писал "совсем неплохие стихи", был лично знаком с Тристаном Туара, Арагоном и Сартром.

Иенг Сари, человек №2 после Пол Пота, изучал социологию. Кхиеу Самфан, тоже доктор Сорбонны, публиковал в "Революционном знамени" небезынтересные статьи и трактаты.

Когда в 50-60-х годах в Париже они вырабатывали первый вариант своей концепции кхмерсокй революции, они не слишком отличались от других приверженцев социального радикализма в Азии. Никакой социальной патологии штурмовиков НСДАП и фашистов Муссолини у них не было. Исходные пункты их рассуждений поддавлись проверке, выводы были логичными, идейность побуждений, - коммунистическая, чего уж там, - очевидной.

Они были начитаны и далеки от мистицизма, сознавали необходимость действовать и руководствовались мотивами, мимо которых нельзя пройти, пожав плечами.

Все происшедшее не было безумием, варварством, солдатским произволом. Оно явилось осуществлением глубоко продуманной и выношенной доктрины, следствием отчаяния перед лицом неизменного убожества мира и недовольства слишком медленными темпами происходивших ранее революций. Оно родилось из тоски по обществу с чистым и ясным обликом, свободному от бремени неравенства, от всех бед, которые ежечасно творит испорченная человеческая натура... Начиная с Робеспьера видения такого рода время от времени побуждали восторженных идеологов стремиться к катарсису (очищению) с помощью слепого террора. От Бакунина до Штирнера мотив "очищения" путем террора то и дело повторяется в истории политической мысли нового времени. Различия лишь в масштабах.

Группа Пол Пота сформировалась из умов незаурядных, по крайней мере в местном масштабе.

Если они китайскими агентами были и 15 лет назад, то китайские агенты и Гевара, Руди Дучке, Фельтринелли, Герберт Маркузе, люди из "черных пантер", чилийской "MIR", аргентинские монтанерос".
Это скорее идейное воздействие, родство позиций и взглядов на истинный характер "доли человеческой". Последовательный и неподдельный социальный радикализм без оговорок, компромиссов и иллюзий, рассматривавшийся как интегральный способ мышления об окружающем мире.

Если затем группа Пол Пота самоотождествилась с концепцией китайской "культурной революции", то поступила она так не из-за оппортунизма; это пришло несколько позже. Она сделала это по сознательному и добровольному выбору, исходя из тех представлений, которые во второй половине шестидесятых годов нашего века увлекли не только небольшую кучку интеллектуалов из Кампучии.

Коммуна (в Кампучии при "красных кхмерах"): комиссар, шеф безопасности, взвод охранников и карателей, общий котел, бесконечные собрания, посвященные самокритике и перевоспитанию. И работа, граничающая с полным превращением в животное. Дети пятилетнего возраста обязаны были собирать травы и хворост, а также мыть посуду.

Простые люди, народ - вот точка отсчета всех нелживых мыслей и исчерпывающее, надежное мерило для всех людей и концепций современного мира. Только на них следовало бы подвергать проверке мотивы, которыми руководствуются государства, классы и отдельные личности, отцеживая чистую субстанцию от вымыслов и произвольных предположений, отыскивая истины столь же неизменные и неопровержимые, как законы природы.
Только неизвестно, что они думают.

Вопрос: может быть грубость методов вовсе не означала, что цель была ложной? Ведь нужно помнить, что азиатская деревня - это ад в миниатюре. Основные фронты социальных битв в Азии проходят через деревни.

Например, ограничение рождаемости. Ведь это проблема не только Азии, но в Азии она страшно болезненна. И пока еще удачного решения этой проблемы не нашли.

Впрочем, несколько лет назад в Индии приступили к полупринудительной стерилизации, и мир от этого не рухнул.

"Метафизики считают, что вещь может лишь бесконечно воспроизводить самое себя, но не может превратится в иную, отличную вещь". Мао Цзэдун, "Относительно противоречия", работа, написанная в Яньани в 1937 г.

В трех юговосточных провинциях Кампучии полпотовцы убили климат. 

Сначала с земли. Были взорваны системы ирригационных сооружений в трех юго-восточных провинциях страны. Эти сооружения, которые предназначены для рисовых полей, дело рук множества поколений, творение вековой мудрости. Полпотовцы взорвали это за несколько месяцев.
Лишенная влаги, почва стала превращаться в пыль. Из-за отсутствия влаги изменился микроклимат. Было резко нарушено экологическое равновесие, и теперь степь и полупустыня угрожает и соседним провинциям.

Было, таким образом, уничтожено 1/6 обрабатываемых земель Кампучии. Причины ясны не вполне:
1) военное объяснение - подготовка базы для войны с Вьетнамом;
2) Пол Пот решил, что Кампучия перенаселена и следует навсегда и необратимо ограничить количество обрабатываемой земли, дабы воздвигнуть барьер чрезмерному приросту населения.

Сначала автор книги последней версии не поверил, так как в Кампучии показатель плотности населения ниже европейских норм, не говоря уже об азиатских.
Но существуют доказательства, что так и было задумано, то есть правильным является второй пункт.

Первый принцип маоизма, сформулированный в той же Яньани, отброшенный в 1944-57 и затем провозглашенный в годы "большого скачка" и "культурной революции" - опора на собственные силы. Этот принцип был применен в Кампучии при Пол Поте.

Не следует рассчитывать на чью-либо помощь, не зависеть ни от врагов, ни от друзей. Отказаться от всего, чего нет под рукой; от импортов и кредитов, от международной помщи. Это была не только экономическая доктрина для тех, кто беден и не питает иллюзий. Это была и психологическая профилактика, которая имела целью укрепить веру в свои силы и выявить имеющиеся, но не используемые ранее, резервы.

В условиях Кампучии это означало в первую очередь возврат к примитивному сельскому хозяйству, причем примитивнее, чем при принце Сиануке, а затем Лон Ноле. С момента получения независимости в 1954 г. благодаря помощи из-за границы страна добилась значительного прогресса в сельском хозяйстве. Предстояло, таким образом, отказаться от минеральных удобрений, которых Кампучия не производит, от механизации, которая, кроме собственной дорогостоимости, требует постоянного импорта машин, горючего и запчастей; отказ от новых, более урожайных сортов риса, так как они требуют применения сложных агротехнических методов, а, значит, привлечения специалистов из-за рубежа, или своих, но подготовленных там.
Поэтому было решено вернуться к объему производства полувековой давности, не выше полутора тонн риса с гектара при двух урожаях в год.
Выяснилось, что такое хозяйство может прокормить в Кампучии самое большое 4,5 миллиона человек. Таким образом 4 миллиона живущих и 1 миллион тех, кому предстояло родиться в будущем, оказались лишними.

Это очень важный пункт, который во многом меняет все дело. Это уже вопрос не частный, а вопрос совести каждого человека. Если кто-либо публично заявляет, что где-то людей слишком много, надо внимательно прислушиваться ко всему, что он хочет сказать... Еще не было примера, чтобы революция, начатая во имя народа, ставила целью истребление этого народа.

(автор несколько раз приводит примеры из уже послеполпотовской Кампучии, которые показывают, что азиатский менталитет нам, европейцам, понять нелегко - и что многое из того, что произошло тогда, во многом связано с ним)
Поймали шефа безопасности одной из "коммун" и отдали крестьянам на перевоспитание. Автор спрашивает у сопровождающего его офицера новой администрации, не убежит ли тот? 
О, нет, он не убежит, это исключено! - отвечает тот. Перевоспитание же состоит в том, что крестьяне на собраниях объясняют ему его ошибки. Ошибки - это убийство собственноручно 45 человек. Как долго будет длиться переоспитание, неизвестно.

Автор же замечает, что в послеполпотовской Кампучии больше показухи, чем действительно "новой жизни". Представители революционных властей сами не замечают, что те образцы "новой жизни", которые они показывают иностранцам, жалки и наивны; впрочем, замечает автор, раздражения это не вызывает, скорее боль и сочувствие.
Пример: военные привозят рис, крестьяне бодро обмолачивают его, зарубежных кинооператоров просят это снимать, а ведь, во-первых, и этого риса не хватит, чтобы накормить всю деревню, а, во-вторых, другого риса просто нет. Смешно? Не очень. Жутко.

Снова в полпотовские времена.
Начальником госпиталя в одном городе назначили 13-летнего мальчика, который никогда не расставался с автоматом. Он был неграмотен. Первое, что было сделано - разбили американский рентгеновский аппарат стоимостью 300 000 долларов.

В Сайгоне, ныне Хошимине, корреспондентам показывают служебные фильмы вьетнамской службы безопасности о налетах полпотевцев на пограничные вьетнамские территории. Фильмы жуткие.
В результате нападений с февраля 1977 по конца декабря 1978 было убито более 30 000 человек. (Всего налетов было 833.) Плюс огромный материальный ущерб.

Вьетнамская армия ничем не могла помочь. Борьбу с диверсионными группами вели главным образом небольшие силы крестьянской самообороны, так как пограничная полоса имеет длину более 700 километров и для ее прикрытия нужно не менее 30 дивизий. Только после того, как полпотовские диверсанты были схвачены на подступах к Хошимину, когда полпотовцы начали уничтожать целые города и взрывать на воздух плотины, были предприняты серьезные меры военного характера.

Отель для иностранцев в Хошимине. В основном постояльцы из социалистических стран. "Нэпмановские" черты - в отеле действуют рестораны, тогда как в городе всеобщее самоограничение, рационирование продовольствия, строгость нравов, культ труда, постоянные занятия по политпросвещению, опустевшие ювелирные магазины, вывешенные на улицах лозунги бороться за единство, свободу, независимость и социализм... Некоторые корреспонденты вздыхают: это не тот Сайгон, что в 1963-м. Или в 65-м.

Автор:
Любой публичный дом занятнее фабрики. Всякая хорошо сложенная стриптизерка доставляет больше эмоций, чем девушки в поле, собирающие рис. Надо просто выбирать точку зрения.

Когда коммунисты вышибли американцев и их марионеток из Вьетнама, в Сайгоне было 285 тысяч проституток, 92 тысячи бездомных сирот и 350 тысяч наркоманов.

В конце 60-х гг. ежедневно 25 человек умирали в результате отравления наркотиками, 11 - из-за незалеченных венерических заболеваний, 38 - от голода.

Короче говоря, существуют разные мерки для таких понятий, как свобода, радость, краски жизни, красота города.

В американские времена Сайгон был самым страшным городом в Азии, обиталищем зла в конденсированной форме, вызовом человечности. Здесь лучше, чем где-либо в другом месте, можно было бы уразуметь безграничную ненависть группы Пол Пота к большим азиатским городам.

(автор продолжает монолог с самим собой в отеле в Хошимине)
"Мы написали на своих знаменах, что человек имеет право на лучшую жизнь, а в это понятие входят и развлечения, и отдых, и всякие невинные удовольствия. Никто здесь не оскорбляет революцию, не ведет себя скандально или вызывающе. Надо к тому же иметь чувтсво меры, чтобы не впасть в одержимость и фанатизм. Нельзя страдать за весь мир сразу; нельзя за всех отвечать и всех вести за ручку в утопический рай; крайности в понимании равенства вредны и чреваты опасными последствиями; справедливость - это понятие историческое... опасно опережать события: это пахнет бланкизмом; диспропорции в развитии социалистических стран достойны сожаления, но обусловлены различиями в их истории; нельзя прикладывать к Азии европейскую мерку; существуют разные концепции счасть; у всех у нас только одна жизнь, которую мы должны прожить достойно, в достатке и весело.
Черта с два!"

17 апреля 1975 года в Пномпене было 2 миллиона 200 тысяч человек. В момент освобождения жителей как таковых в городе не было.

Красные кхмеры сорвали с домов все таблички, уничтожили указатели, разбили вывески, соскребли надписи на стенах.

Разговор журналистов с мэром Пномпеня. Очень осторожные формулировки: "вредные элементы", рассказы об успехах (жалких), газетно-штампованные фразы.
- Есть ли у Вас какая-то концепция социальных и экономических реформ?
Ответ: 
- Нет. У нас нет программы, кроме той, что изложена в 11 пунктах Единого фронта национального спасения Кампучии.

В Кампучии нет проблемы эксплуатации. Проблема эксплуатации была решена путем полного уничтожения собственников.







(эту книгу я ищу много лет, в электронном виде ее, увы, нет, буду понемногу разбирать свой корявый почерк двадцатилетней давности и набивать, поэтому: продолжение следует).
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • радости жизни изведав до дна

    Не очень далёкое будущее. Ад. По кругу №9 идут двое мужчин в белоснежных одеждах, старательно стараясь не наступать на кишки, лужи крови и…

  • не смог

    Открыл книгу. "Именно для того, чтобы максимально отдалить от себя вездесущих и нахрапистых «альбатросов революции», В. И.…

  • это я всё...

    Князь Львов, в отличие от его преемника на посту главы Временного правительства Керенского, какого-то яркого следа в истории не оставил. Хотя пара…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments

Recent Posts from This Journal

  • радости жизни изведав до дна

    Не очень далёкое будущее. Ад. По кругу №9 идут двое мужчин в белоснежных одеждах, старательно стараясь не наступать на кишки, лужи крови и…

  • не смог

    Открыл книгу. "Именно для того, чтобы максимально отдалить от себя вездесущих и нахрапистых «альбатросов революции», В. И.…

  • это я всё...

    Князь Львов, в отличие от его преемника на посту главы Временного правительства Керенского, какого-то яркого следа в истории не оставил. Хотя пара…