kommari (kommari) wrote,
kommari
kommari

Categories:

доброе слово о красных финнах

КРАСНЫЕ ФИННЫ
Виражи истории

"Советская Россия"
навел palmira


Мы все привыкли к тому, что наша страна фактически оказалась в «блестящей изоляции», политической и экономической. Сопредельные и отдаленные государства испытывают к России целую гамму чувств – от ненависти и страха до алчных экономических притязаний и требований территориальных уступок. Но нет ни одной страны, которую мы можем записать в бескорыстные и надежные союзники. За исключением Белоруссии, народ которой наша политическая элита демонстративно и бестактно игнорирует. Но не станем забывать, что в недавнем прошлом немалое количество стран выбирали советскую модель развития, смелые эксперименты советского народа в социальной и идеологической сфере вызывали восхищение и поддержку миллионов людей во всем мире. Ведущие общественные и научные деятели не стеснялись оказать действенную помощь Советскому Союзу. В любом государстве мира существовали группы людей (и часто их было заметное большинство), которые бескорыстно и беззаветно готовы были отдать силы и знания (а подчас и жизнь) за интересы Советской России. Наши многочисленные сторонники (та самая «Ленинская гвардия планеты») были отнюдь не маргиналами и платными агентами советских спецслужб (как представляют нынешние средства массовой информации): сложно так именовать Р.Роллана, Г.Манна, А.Цвейга, Т.Манна, Д.Неру, Ф.Жолио-Кюри. Найдется ли сейчас писатель или ученый мирового уровня, направляющий свой талант на помощь нашей стране?

А ряды наших недругов, напротив, не редеют. Поэтому в этой статье я хочу помянуть добрым словом верных друзей Советской России, финских коммунистов и социалистов, в сложнейших условиях протянувших руку дружбы русскому народу.
К октябрю 1917 года Финляндия являлась страной, где социалисты пришли к власти в результате победы на выборах (а не путем революционного выступления, как в Петербурге и Москве). Но внешне единый социалистический блок включал в себя явно противоречивые силы – кулацко-буржуазные группировки П.Э.Свинхувуда, открыто националистические, русофобские, готовые мстить за столетие подчинения интересам Российской империи (их смело можно называть национал-социалистами по аналогии с германскими «соратниками») и левое крыло социал-демократии (Куллерво Маннер, Юрье Сирола, Отто Куусинен и др.), видевшее будущую Финляндию демократическим и дружественным соседом Советской России (при этом совсем не обязательно подчиненным ей политически или экономически). Правое крыло (что было уже в конце ХХ века повторено восточноевропейскими и прибалтийскими «демократическими» режимами) было нацелено на разбойничье «первоначальное накопление капитала» за счет имущества российских предприятий, армии и Военно-морского флота, находящихся на территории Финляндии.

Националистические лозунги, а также извращенная социальная риторика типа «грабь награбленное» (русскими оккупантами) и «эксплуатируй эксплуататоров» (военных и гражданских служащих российских имперских учреждений) нашли свой живой отклик в рядах кулаков-фермеров (а именно они составляли костяк финского крестьянства), городской буржуазии, мещанства и люмпенов. В рядах сочувствующих социалистическим изменениям в России было сравнительно немного финнов – до двухсот тысяч (или не так уж и мало для трехмиллионной страны?), но это были подавляющее большинство квалифицированных промышленных рабочих и часть интеллигенции (учителей, служащих, даже депутатов финского парламента). Не стоит забывать и о «третьей силе» – военщине, большей частью навербованной кайзеровскими спецслужбами и выученной в военных лагерях Германии в период Первой мировой войны. По планам германского командования они должны были атаковать русские гарнизоны на территории Финляндии и совместно с националистами дестабилизировать ситуацию. Наивно верить сказкам новоявленных защитников «российской империи», пугающих телезрителей «разоблачениями» о «германских шпионах» и «пломбированных вагонах». Нет, союзники Германии прибыли не в купейном вагоне: тысячи натренированных и вооруженных боевиков высадились на побережье Финляндии и сразу же развязали «белый» террор против своих политических противников.

Любопытна роль барона Карла Густава Эмиля Маннергейма. Этот генерал царской армии, ставший впоследствии президентом и маршалом Финляндии, представляется российскими либеральными СМИ как мудрый правитель и великодушный рыцарь, души не чаявший в Петербурге и России. Любопытно, что русскому генерал-лейтенанту и «патриоту» России понадобилось всего несколько недель для того, чтобы возглавить прогерманские войска и в союзе с германскими интервентами учинить погром русских военных учреждений и гарнизонов в Финляндии.

В ответ на террор шюцкора (финских белогвардейских формирований; любопытно, что по-шведски он именовался Skyddskar, сокращенно – SS) 28 января 1918 года финская Красная гвардия и ее сторонники практически без боя заняли правительственные учреждения в Хельсинки и в промышленных центрах южной Финляндии – Турку, Тампере, Пори, Котке, Лахти, Выборге. В Хельсинки было сформировано правительство – Совет Народных Уполномоченных и верховный орган власти Главный рабочий совет. 29 января СНУ опубликовал программу демократических реформ – ликвидация кабальной зависимости крестьян-арендаторов от землевладельцев, улучшение трудового законодательства, установление государственного контроля над частными банками и крупными предприятиями. 23 февраля был опубликован проект демократической Конституции, а 1 марта заключен советско-финляндский договор об укреплении дружбы и братства. Но предприятия и банки не были национализированы, не решался вопрос о наделении землей крестьян, не было ликвидировано контрреволюционное подполье.

Финская контрреволюция, отвергнув заключение каких-либо соглашений с СНУ, начала массированное наступление из северных регионов с хорошо подготовленных позиций. В кровопролитных боях под Тампере и Таммерфорсом (март–апрель) основные силы 80-тысячной Красной гвардии были разгромлены. В спину красным финнам ударили германские интервенты, в начале апреля 15 тысяч немцев высадились в юго-западной Финляндии и 14 апреля взяли Хельсинки, а 29 апреля – Выборг. Прилегавшую к советской границе карельскую территорию заняла «добровольческая бригада» шведских интервентов. Как писал Тойво Вяхя, «плохо вооруженные, вовсе не обученные и разрозненные красногвардейские группы и роты оборонялись героически. Но такими силами они не могли остановить продвижения регулярных войск. Было желание бороться, и мужество росло в боях. Но не хватало умения, не было единого командования, и уже не оставалось времени, чтобы его организовать».

К началу мая все было кончено, началась расправа над участниками революции и членами их семей: до 90 тысяч человек было заключено в тюрьмы и концлагеря, свыше 8 тысяч казнено. Но помимо красных финнов геноциду подверглось русское население. В Хельсинки и других местах расквартирования бывших императорских русских войск были расстреляны сотни русских солдат и офицеров. Они сочувствовали Белому движению, но были уничтожены маннергеймовцами только за то, что были русскими. Но самая чудовищная расправа была учинена «белыми» в Выборге. Вступившие в этот многонациональный город (к 1918 году из 19 церковных зданий 11 принадлежали Русской православной церкви) германцы и финские националисты осуществили полноценную этническую чистку. Уничтожали всех не умевших говорить по-фински: нейтральных солдат выборгского гарнизона, русских рабочих, служащих и даже гимназистов. За несколько дней было расстреляно 3 тысячи человек. Насмешка истории: поль­ская диаспора вышла на улицы приветствовать позор ненавистных русских, но была также расстреляна: уж больно поль­ская речь напоминала русскую. По свидетельству русских жителей Финляндии в газетах нагнеталась антироссийская истерия: «14 апреля по городу были расклеены объявления о предполагавшемся выселении русско-подданных… Местные газеты проявляли по отношению к России исключительную злобность и выливали ушаты грязи на все то, что так или иначе было связано с русским именем… Русские граждане принуждались к скорейшему оставлению Финляндии не только открытыми репрессиями властей, но и бойкотом, публичными оскорблениями, газетной травлей и условиями жизни, близкими к полному бесправию». В апреле 1918 года белофинны захватили русского государственного имущества на 17,5 млрд золотых рублей.

Что ж, согласимся с мнением Ромена Роллана: «Во все времена белые армии похожи одна на другую».

Около 10 тысяч финских красногвардейцев пробились на территорию Советской России, сюда же перебрались тысячи политэмигрантов. Многие красные финны влились в ряды Красной армии, защищали революционный Петроград, в 1919 году противостояли т.н. «Олонецкому походу» карельского кулачества, ставившего целью отторгнуть южные районы Карелии (Олонецкую губернию) от РСФСР. В 1921–1922 годах советскими войсками была пресечена попытка белофинской военной интервенции в Карелию (т.н. «Карельская авантюра») с целью присоединить Советскую Карелию к южной Финляндии. Здесь важную роль сыграл лыжный батальон красных финнов под руководством А.А.Инно и Т.Антикайнена, легендарных героев, чьи образы так и просятся на киноэкран. Батальон с боями прошел более 1100 км по тылам маннергеймовцев и провел более десяти боев. На севере Финляндии финны-лесорубы создали отряд в 300 лыжников, выступивший на помощь Советской России. Многие красные финны после Гражданской войны остались в кадрах РККА, дослужившись до генеральских чинов (А.Анттила, Э.Тойкка, Э.А.Рахья и др.).
Другие финны включились в производство, сельское хозяйство, поднимая хозяйство рабочей страны. В то же время не будем забывать и о необоснованных репрессиях, коснувшихся финнов, ингерманландцев, карел, ижорцев в годы «ежовщины», когда пострадали и выдающиеся военные, и хозяйственные руководители, и простые рабочие и крестьяне.

В 1939-м военно-политическая обстановка в пограничных с Финляндией областях резко обострилась. Военное столкновение представлялось всем сторонам единственно возможным способом решения пограничной проблемы. Финская реакция была ослеплена националистическими идеями создания «великой Финляндии» за счет отторжения советской территории. Президент П.Свинхувуд заявлял: «Любой враг России должен всегда быть другом Финляндии». Пограничный инцидент (по мнению ряда финских историков, спровоцированный все-таки маннергеймовцами) привел к началу активных военных действий 30 ноября. Одним из мифов «новорусской» историографии является заведомое преуменьшение сил маннергеймовской армии и признание советского наступления неподготовленным, провальным, чересчур кровопролитным и т.п. Но задумаемся: финская армия насчитывала более 600 тысяч человек (больше, чем наполеоновская), западные державы (скандинавские страны, США, Великобритания, прибалтийские республики, а также находившаяся в состоянии войны с ними (!) гитлеровская Германия) передали Маннергейму 350 самолетов, 500 орудий, свыше 6 тысяч пулеметов и другую несметную помощь. Из Западной Европы прибыло более 11,5 тысячи вооруженных «добровольцев»-антикоммунистов. И именно такую армию удалось (да, с потерями, трудностями) разгромить за три месяца. Современная Российская армия проводит «антитеррористические операции» куда менее успешно…

В первых рядах наступавших советских частей были красные финны. Уже 1 декабря 1939 года в освобожденном Териоки (Зеленогорске) было провозглашено создание Народного правительства Республики Финляндии во главе с О.Куусиненом и Финляндской народной армии во главе с генералом А.Анттилой. В ряды этого соединения, одетого в специальную форму, вошли 25 тысяч добровольцев и мобилизованных из числа финнов, карел и других финно-угорских народов. Но принять участие в боевых действиях армия не успела, в начале марта финское правительство попросило начать мирные переговоры. 12 марта 1940 года военные действия были прекращены.

Выполнить «программу максимум» – полный военный разгром белофиннов и включение всей Финляндии в зону интересов СССР – помешали не столько ожесточенное сопротивление финнов и измотанность советских войск, сколько сильнейшее политическое давление Великобритании и США на СССР (Советский Союз был исключен из Лиги Наций, готовилось вторжение крупных англо-американских соединений в случае дальнейших успехов Красной армии). В условиях начавшейся Второй мировой войны вступить в конфликт с единственными союзниками в борьбе против Гитлера советское правительство не решилось.

Красные финны не осуществили свою мечту, Финляндия так и не стала коммунистической. Но разгром шюцкора советскими войсками в 1940-м и 1944-м, экономическое и политическое давление СССР, существование Карело-Финской СССР в приграничных областях до 50-х годов, популярность коммунистических идей в среде финских политэмигрантов и самих финнов вынудили послевоенных финских политиков провести масштабные социальные реформы. Некогда пронацистски настроенная страна стала одним из лидеров движения неприсоединения, провозглашая политику терпимости и антимилитаризма. На смену воинствующей русофобии и территориальным претензиям пришла политика мирного сосуществования и тесной экономической кооперации. Самым существенным образом было улучшено положение наемных рабочих, на смену женскому и детскому труду, закабаленности рабочих в довоенной Финляндии пришло прогрессивное трудовое законодательство, реальные социальные гарантии. В противовес бессудным казням и репрессиям правительств Свинхувуда и Маннергейма современная Суоми уважает права человека и гражданина, славится низким уровнем безработицы и коррупции и независимой судебной системой. Страна с малодоступной медициной и низким уровнем образования стала одной из самых здоровых и образованных наций в Европе. Во всех этих достижениях есть и несомненная заслуга красных финнов.

Когда мы говорим о скандинавской модели социализма, мы вспоминаем Финляндию, уже в 3-м тысячелетии не только не отказывающуюся от социалистического опыта, но и активно развивающую социальную политику. Мы же в очередной раз вступили в вираж смены политического строя, своими реформами возвращаясь к состоянию пресловутого 1913 года.

Константин ЕРОФЕЕВ
Санкт-Петербург.
Tags: Финляндия, история, коммунизм, этнография
Subscribe

  • Мировая повестка на сегодня

    - Убийца! - кричал Байден почему-то с лёгким одесским акцентом. - Ты не Сидоров-кассир, ты убийца! Ты Сидорова убил, а труп в сейф! Зачем ты его…

  • новости псевдоисторической науки

    О плохом. Добрые люди, они же книжные пираты, выложили переиздание книги Колпакиди и Прудниковой "Двойной заговор", которую я когда-то…

  • за рабочее дело!

    Что-то как-то народ не прореагировал на тот факт, что нас, упёртых леваков, накануне сильно прибавилось. Впрочем, возможно я что-то пропустил, потому…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments

  • Мировая повестка на сегодня

    - Убийца! - кричал Байден почему-то с лёгким одесским акцентом. - Ты не Сидоров-кассир, ты убийца! Ты Сидорова убил, а труп в сейф! Зачем ты его…

  • новости псевдоисторической науки

    О плохом. Добрые люди, они же книжные пираты, выложили переиздание книги Колпакиди и Прудниковой "Двойной заговор", которую я когда-то…

  • за рабочее дело!

    Что-то как-то народ не прореагировал на тот факт, что нас, упёртых леваков, накануне сильно прибавилось. Впрочем, возможно я что-то пропустил, потому…