kommari (kommari) wrote,
kommari
kommari

Categories:

про это

Наверное, после праздника уже можно поговорить про это - которое коричневое и вонючее.

Вчера нашел более инересное заниятие, чем слушать "Эху Москвы" - чему страшно рад, потому что там, оказывается, был угар - от Варфоломеева до Латыниной.
Последняя как всегда жгла глаголом, но это уже привычно.
Не обошла и праздник Победы:

Наверное, лучше всего сказал Виктор Астафьев об этой войне и о Жукове, когда он написал в своих письмах, которые недавно опубликовала «Новая газета»: «Товарищ Сталин и Жуков сожгли в огне войны русский народ и Россию». Вот то, что сейчас Россия пустая, наша демографическая катастрофа – это прямое следствие того, что в войне российский народ потерял в несколько раз больше, чем побежденный им германский народ. «Страна-победительница, – сказал Астафьев, – исчезла, самоуничтожилась. И только преступники могли так сорить своим народом». Наверное, это лучшее определение – только преступники могли так сорить своим народом. И определение Жукова – «браконьер российского народа».

Вот про Астафьева и хотелось бы сказать пару слов. Опять же - и полит.ру всплыло его упоминание:

"Днепровские плацдармы! Я был южнее Киева, на тех самых Букринских плацдармах (на двух из трех). Ранен был там и утверждаю, до смерти буду утверждать, что так могли нас заставить переправляться и воевать только те, кому совершенно наплевать на чужую человеческую жизнь. Те, кто оставался на левом берегу и, "не щадя жизни", восславлял наши "подвиги". А мы на другой стороне Днепра, на клочке земли, голодные, холодные, без табаку, патроны со счета, гранат нету, лопат нету, подыхали, съедаемые вшами, крысами, откуда-то массой хлынувшими в окопы. Ох, не задевали бы Вы нашей боли, нашего горя походя, пока мы еще живы. Я пробовал написать роман о Днепровском плацдарме - не могу: страшно, даже сейчас страшно. И сердце останавливается..."

Для меня феномен Астафьева непонятен. Вот что заставило русского писателя, фронтовика заболеть синдромом Смердякова, понимая это как полную утрату национального достоинства. Понятно, когда этим болеет какая-нибудь Болтянская с "Эхи Москвы" - но Астафьев?

Я Астафьева читал - и военную прозу советского и времени и "Печальный детектив" - он открыл, как позже оказалось, дорогу "чернушной литературе", которая убеждала читателя, что "так жить нельзя" - но тогда восприниалась как произведение совестливого человека и писателя о неблагополучных социальных и психологических процессах в позднесоветском обществе. Примерно о том же был и "Пожар" Распутина.

Потом была поддержка Ельцина. То есть, значит, вот это - ельциновщина - была альтернативой советскому? Это тотальное воровство, Семья, семибанкирщина, ваучеры? Особенно тут показательно то, что Астафьев был русский националист - в советские времена вызвал большой скандал его антигрузинский рассказ "Ловля пескарей в Грузии", явный антисемитизм в не менее скандальной переписке с Н.Эйдельманом. Учитывая, что в ельциновские времена отечественные олигархи (то есть суперворы) были большей частью еврейского происхождения - при Путине их частично заменили суперворы иных национальностей - безоговорчная поддержка им Ельцина была для меня странной. Но для самого Ельцина выгодной и всячески рекламируемой - вот видите, русские литераторы поддерживают меня.

Наверное, главную роль тут играл антисоветизм Астафьева (хотя нельзя не закрывать глаза и на то, что поддержка режима давала и неплохой материальный доход - после распада СССР из писателей более всего пострадали именно литераторы-почвенники).

Астафьев 1993 подписал письмо 42-х, ставшее одним из самых позорных документов в истории русской литературы, знавшей многое и всякое.

Бог, как известно, шельму метит - что в писателе всегда была некая предрасположенность к смердяковщине, видно из его скандального заявления еще в советские времена - в 1989 году - о том, что Ленинград не надо было защищать, а надо было сдать немцам:
«Миллион жизней за город, за коробки?.. Люди предпочитали за камень губить других людей. И какой мучительной смертью!»


Было коллективное с его подписью письмо "Рагу из синей птицы" против рок-музыки и "Машины времени".
Что очень показательно - очень ортодоксальное, с ультраохранительных поизиций.
То есть в 1982 году Виктор Астафьев был среди тех, кто боролся против иноземной проказы, из-за которой разрушаются наши ценности - советские ценности, а потом писал обратное - что СССР был адом, в котором удушалось все живое.

Да, в СССР Астафьев был тем, кого называли "литературным генералом" - Герой Соцтруда, две Государственные премии СССР. И в его случае резкая перемена позиции, случившаяся с публичным общественным деятелям поразительным образом сохраняет его приближенность к источинку, откуда сыпятся милости - следующая Госпремия была уже России, из рук Бориса Николаевича Ельцина в 1996 году.

Теперь про его позднюю военную прозу и его заявления про войну, на которые так любят ссылаться либералы.
Как и в случае, например, с покойным А.Н.Яковлевым они всегда напирают на то, что это же настоящие свидетели - так, в частности, автор поста ру.политикс и пишет.

Я, понятное дело, на войне не был, и склонен доверять тем, кто там был. Но вот почему только Астафьеву? Есть Богомолов, есть Бондарев, есть Бакланов, есть целый ряд авторов-фронтовиков, которые нарисовали отнюдь не идиллическую картину войны - все-таки война это прежде всего смерть огромного числа людей - но при этом из их книг не создается картина тотального ада, бездарной тупости, жестокости и садизма советского командования. Я очень люблю "Окопы Сталинграда" - и, насколько я помню, никто Виктора Платоновича Некрасова во лжи не обвинял.

Таким образом мы сталкиваемся со стороны либералов с их обычной манипуляцией:
- отбираются источники, не внушающие доверия, отнюдь не безусловные моральные авторитеты и эталоны гражданской честности, которым мы должны доверять по определению (если таковые вообще могут быть) - но при этом нам их в качестве таковых навязывают (аналогично было с академиком Лихачевым, кстати)
- выбираются только негативные свидетельства, при этом свидетельства другого рода отметаются - хотя непонятно, почему

Россия - очень литературоцентричная страна ("Пушкин - наше всё!"). Даже сейчас в ней слово писателя имеет высокий вес. Астафьев уже умер, но его книги остались - и они для кого-то есть и будут свидетельствами - хотя на самом деле никакие они не свидетельства, а просто субъективный взгляд озлобленного и морально не очень чистоплотного человека на события, которые он видел (я не вникал во фронтовую биографию Астафьева глубоко - написано, что он был солдатом на фронте - поэтому верю).

Это очень грустно. Наверное, единственный способ как-то нейтрализовать яд, выпущенный в будущее - а это так, судя по той просто-таки нескрываемой радости, с которой за такие свидетельства хватаются сторонники прозападной либеральной партии в русском обществе (и будут хвататься) - это делать то, что делали Константин Симонов у нас или Патрик О'Доннел в США - собирать и публиковать воспоминаня солдат той войны - и делать это честно. Без умолчаний. И не давать себя обмануть тем, кому по большому счету на наше прошлое наплевать - и которые решают свои задачи. При этом постоянно передергивая.
Tags: Великая Отечественная война, агитпроп, либерализм
Subscribe

  • и вальсы Шуберта и хруст

    С. Ушерович. Смертные казни в царской России. К истории казней по политическим процессам с 1824 по 1917 год. 1933 506 стр. “Автор этой…

  • не вечер

    Сегодня, 14 июля, в день взятия Бастилии, уместно вспомнить. Республика умирала не менее позорно, чем СССР в последние свои годы - всеми оплеванная,…

  • Герцен и Польша

    И.М. Белявская. А.И. Герцен и польское национально-освободительное движение 60-х годов XIX века. 1954 203 стр. “Русские…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 165 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • и вальсы Шуберта и хруст

    С. Ушерович. Смертные казни в царской России. К истории казней по политическим процессам с 1824 по 1917 год. 1933 506 стр. “Автор этой…

  • не вечер

    Сегодня, 14 июля, в день взятия Бастилии, уместно вспомнить. Республика умирала не менее позорно, чем СССР в последние свои годы - всеми оплеванная,…

  • Герцен и Польша

    И.М. Белявская. А.И. Герцен и польское национально-освободительное движение 60-х годов XIX века. 1954 203 стр. “Русские…