kommari (kommari) wrote,
kommari
kommari

Category:

Эпизод шестой: Гость

Продрав глаза, я страшно удивился.

Потому что обычно меня будил Кот – во-первых, чтобы пободаться, во-вторых, чтобы на предмет поесть.

На часах было девять, выходной, и на работу мне не надо, но Кота не было. Я даже немного испугался – нарушения в порядке Мироздания чаще всего означали что-то плохое: падение советского коммунизма, приход опергруппы ФСБ, дефолт, избрание Путина на очередной срок, еще один Майдан на Украине.

Не одеваясь, я пошел на кухню. И предчувствия меня не обманули. Кроме Кота на кухне сидело еще одно создание того же рода, только другого пола, то есть кошка. Кот смотрел на нее не отрываясь и с восхищением, словно Троцкий на входящую в устье Невы «Аврору».

- Э… - сказал я.

У меня с Котом соглашение. Как у всех леваков, его личная жизнь крайне бурная и запутанная. Это легко понять даже по объявлениям в нашей локальной сети, где постоянно предлагаются к раздаче котята знакомой, как зубная боль, окраски и с не менее знакомым, крайне наглым выражением мордочек.

Мне меньше всего нужно, чтобы в наш дом ходили его бывшие и нынешние возлюбленные с жалобами и просьбами на вспоможествление потомству. Кота-троцкиста и пса-сталиниста лично мне вполне хватает. Тем более что еще есть сын Оболтус, который постоянно влипает в какие-то истории со своими приятелями анархистами.

Поэтому я и сказал то самое «Э…».

Кот посмотрел на меня с привычным презрением.

- Это не то, что ты думаешь, - сказал он.

- И? – лаконично спросил я, ожидая продолжения.

- Дженни прибыла из будущего.

- Ага, - сказал я. – Гостей из будущего у нас еще не было. Добро пожаловать, Дженни!

Кошка вежливо мяукнула в ответ.

Позади меня раздалось шлепанье домашних тапочек. Это проснулась и пришла на кухню Ольга, моя жена. Увидев гостью, она сразу же села рядом с ней и кошку погладила. Та благодарно мурлыкнула.

- Это Дженни, - представил я. – Если Кот не врет, то она прибыла из будущего.

- Из будущего? Ой, как здорово! – сказала Ольга. – А хотите поесть?

Женщины лучше мужчин знают, что нужно предложить путешественнику во времени. Или путешественнице.

- Хотим, - ответил за всех Кот. – Очень даже хотим.

Сзади раздался стук лап. На кухню пришел пес Агафон.

- Я в смысле погулять… - начал он, но, увидев гостью, недовольно буркнул и посмотрел вопросительно на меня. Во взгляде был написан вопрос: «Кроссовку принести?»

Старая кроссовка в нашем доме – ultimo ratio, последний и самый эффективный способ борьбы с отклонениями от генеральной линии со стороны Кота. Агафон-то от нее никогда не отклоняется. Какой бы извилистой она в нашем доме иногда ни бывала.

- Это Дженни, - сказала Ольга. – Она из будущего.

Агафон – немного тугодум, переварил услышанное и сразу задал Главный Вопрос:

- Диктатура пролетариата в будущем есть?

- Есть, - ответила Дженни. Голос у нее был очень приятный. – У нас там много чего есть.

Тут на кухню приперся Оболтус, мой сын.

Ознакомив его со сложившейся ситуацией, я отправил его после некоторой дискуссии на прогулку с Агафоном, а также и купить вкусностей для путешественницы во времени.

Пока же ей дали корма и сметаны, которые она слопала с огромным энтузиазмом.

Мы сами сели пить кофе.

- А Стивен Хокинг доказал, что путешествия во времени невозможны, - сообщил я нашей гостье. – Он задепонировал на сто лет ячейку в банке, в которой оставил металлическую табличку с приглашением гостей из будущего на ближайшую пятницу. Но никто не пришел.

- С банками в будущем не очень хорошо получилось, - оторвалась от сметаны Дженни. – Так что просто не дошло сообщение.

- А вы по каким делам в нашем времени? – спросила жена.

- Пишу диссертацию по истории XX века, - ответила Дженни.

- Вот! – сказал я Коту. – Некоторые делом занимаются, а ты, кроме пустого, в сущности, акционизма, да постов в Инстаграме, ну и срачей на Рабкоре…

Кот зашипел от обиды. Вмешалась Ольга:

- Вот только сейчас не начинайте, я вас умоляю.

Вернулись Оболтус с псом. Увидев пакет с креветками, Кот обрадовался так, как не радовался, наверное, Сталин, узнав в Туруханске о свержении царизма в феврале 1917 года.

Ольга налила сыну кофе и выдала Агафону его кусок говядины.

- Что будет с буржуями? – спросил гостью сын.

- Буржуи? А, эти, эксплуататоры. Их съедят, - просто ответила Дженни.

Ольга ахнула. Моя жена человек очень добрый, все-таки врач, и верит, что любых людей можно исправить, даже капиталистов. Лишь в самых запущенных случаях – Чубайс там или Ротенберги – поможет только лоботомия.

- Прямо вот так и съедят? – оторвался от говядины Агафон.

Он прямо просиял от радости от услышанного. Сталинист же. Они такие.

- Строго говоря, это будет называться оптимизацией. Но по итогу – да. Там вообще много чего будет – нарушение закона причинности, разрыв непрерывности пространства-времени, вторжение саламандр, последняя онтологическая война, социальный регенезис.

Звучало непонятно, но тревожно.

- Все закончится хорошо? – обеспокоенно спросила жена.

- Да, - сказала Дженни, закончив с креветками и умывая мордочку лапками. – Коммунисты, как обычно, придут и все исправят.

- Вот и хорошо, - не скрывая облечения, сказала Ольга.

- Ну а дальше вы куда? – спросил я.

- На сто лет назад, - ответила кошка. – Там очень много интересного.

- А как вам наше время? – спросил я.

Кошка подумала и дипломатично ответила:

- Так себе. То есть не очень. Без обид.

Все промолчали. Добавить к этому что-то было бы трудно.

- Спасибо вам за гостеприимство, - сказала Дженни. – Креветки очень вкусные. У нас на Земле они вымерли. А те, что с Проксимы Центавра, совсем не такие. Но мне, однако, пора дальше.

- Помощь нужна? – спросил я.

- Спасибо, нет - ответила Дженни.

Она легла на живот, что-то сделала передними лапами и вокруг нее начала образовываться сфера из тонких серебристых нитей. Когда сфера превратилась в шар, он стал чернеть, а потом просто растаял.

- Обалдеть, - сказал сын.

Ольга печально вздохнула:

- Какая приятная девочка.

Агафон позитивно махнул хвостом.

Кот под шумок дохрумкал креветки.

Все последующие день и вечер меня не оставляло странное чувство. И только, когда мы легли спать, я вдруг понял, что меня беспокоит.

Я встал, стараясь не разбудить Ольгу, прошел к книжному шкафу и извлек толстую книгу, изданную в 1970 году в стране СССР. Это был альбом «Владимир Ильич Ленин в фотографиях и кинодокументах». Листать долго не пришлось, на 97-й странице была фотография вождя мирового пролетариата, сидящего на веранде в плетеном кресле с кошкой в руках. Которую Ленин явно гладил за ухом. У кошки было очень довольное выражение мордочки, заметное даже на черно-белой фотографии.

Кошку я узнал сразу.

Tags: sci-fi
Subscribe

  • как это делается

    Должен согласиться с Александром Колпакиди - судя по частоте, с которой в симоньяновской сетке (все эти Гаспаряны и прочее говно) продвигается тезис…

  • их нет, и все разрешено

    "Старшее поколение, которое знало, как состыковать такую сложную конструкцию, как эта, ушло на пенсию", объяснил Рогозин причину трудностей со…

  • не всем Аллах шлёт деньги

    А вот еще про демографию. Русские националисты любят ныть про жирующих "многонационалов". Но вот читаю: "Так, наибольшие потери в…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 19 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • как это делается

    Должен согласиться с Александром Колпакиди - судя по частоте, с которой в симоньяновской сетке (все эти Гаспаряны и прочее говно) продвигается тезис…

  • их нет, и все разрешено

    "Старшее поколение, которое знало, как состыковать такую сложную конструкцию, как эта, ушло на пенсию", объяснил Рогозин причину трудностей со…

  • не всем Аллах шлёт деньги

    А вот еще про демографию. Русские националисты любят ныть про жирующих "многонационалов". Но вот читаю: "Так, наибольшие потери в…