kommari (kommari) wrote,
kommari
kommari

Category:

История вторая: Конец света с продолжением.

Я сидел в кресле и смотрел телевизор.

Точнее, не телевизор, а скачанный из Интернета третий сезон американского телесериала «Прослушка». Смотрел и поражался, насколько же правы были советские пропагандисты, бичуя социальные язвы Америки.

В этот момент кто-то осторожно покашлял за моей спиной.

Я повернулся. За креслом стоял Серый. Это, если кто не знает, такие пришельцы. Примерно полтора метра роста, с большой треугольной головой, и огромными черными глазами. И совсем серого цвета. Таких часто показывают в кино. Или в сериалах тех же.

- Здравствуйте, - вежливо сказал я и поставил просмотр на паузу.

- Здравствуй, землянин, - отозвался Серый. – У меня важное послание для всего человечества, которое я должен передать через тебя.

Я понял, что ожидается какая-то неприятность и попробовал от этой высокой чести увильнуть.

- А не проще передать это послание через Путина, или через Обаму, или через генерального секретаря ООН, кто бы им не был сейчас?

- Нет, - сказал Серый. – Они оставят послание в тайне, а высокий коллективный разум Галактики считает, что люди имеют право узнать его перед тем, что произойдет.

Я тяжело вздохнул.

- Ну, говори свое послание.

Серый подобрался и торжественно произнес:

- Решением коллективного разума галактики планета Земля в течение 24 часов по местному времени будет очищена от представителей рода homo sapiens. О чем я и довожу до вашего сведения. Прошу эту информацию распространить как можно шире.

И прибавил:

- У меня всё.

- Так, - сказал я. – Здрасьте, приехали! А с какой это стати такие суровые меры?

- Потому что вы недостойны жить на этой прекрасной планете, как и вообще в нашей чудесной Галактике. Вы наш позор и проклятие, и терпение коллективного галактического разума закончилось.

- А ничего там, что слезинка ребенка, что, какой ни есть кривой, а мы все-таки тоже разум? Не, я не спорю, мы, конечно, еще те соседи, но как-то уж очень радикально. Нельзя так, товарищи, нехорошо.

- Согласно тяжести совершенного вами, - сказал Серый. – Вся ваша история – это непрерывная цепь преступлений. Начиная с уничтожения неандертальцев. Вплоть до сегодняшнего дня…

- С преступлениями не борются преступными методами, - схватился я за другой аргумент. – Где состязательный процесс, где адвокаты?

- Ни одна раса в Галактике не наложила вето на это решение, - сказал Серый. – Даже самая ничтожная.

- Вето? – переспросил я. – Самая ничтожная?

- Да, - сказал Серый.

- Ага, - сказал я и крикнул:

- Кот!

Никакой реакции.

- Кот, черт тебя дери!

Снова как в пустоту.

Кот – так зовут нашего кота, демагога-левака, который в данный момент где-то в комнате моего сына дуется за то, что я сижу на его кресле.

Само кресло это – источник перманентной войны Кота с нашим псом, Агафоном, добродушным этатистом сталинистского толка, который сейчас на даче моего отца, вместе с моим сыном и моей женой. Заканчивают дачный сезон.

Когда оба хвоста дома, вокруг этого кресла – за право лежать на нем, идет непрерывная война, иногда гибридная, иногда открытая, с дракой и летающей по комнате шерстью.

Я попробовал последнее средство.

- Колбаса, – сказал я негромко.

Через мгновение в дверях нарисовался Кот. Не обращая внимания на Серого, он подошел ко мне.

- Что насчет колбасы? – спросил он.

- Приходить надо, когда тебя зовут, - буркнул я.

- То есть опять обманул, - горько сказал Кот, вздохнул укоризненно и собрался уходить.

- Эй, подожди, - сказал я. – Тут вот товарищ из Галактики сообщает, что в течение суток человечество будет уничтожено.

Кот посмотрел на Серого.

- И очень даже правильно, - одобрительно сказал Кот. – Давно пора. Удивляюсь, как вообще это раньше не сделали. Лживые и жадные создания, которым жаль дать зависимому от них животному лишний кусок колбасы. Так что допрыгались. Троцкий не зря написал в «Бюллетене оппозиции»: «Если мы не совершим всемирной революции, человечество ждет бесславный конец».

- Не писал такого Троцкий, - сказал я.

- Если даже и не писал, - махнул хвостом Кот, - то все равно это правильно.

Он снова явно хотел уйти и поэтому я схватился за последнюю соломинку:

- Кто тебе будет давать еду, если нас всех того, элиминируют? И с кем ты будешь бодаться по утрам в кровати?

Надо сказать, что Кот, при всей вздорности характера, имеет некоторые положительные особенности. Куда входит и бодание меня в лицо головой. Это он любит делать утром, в теплой еще постели, когда день не принес обычных разочарований в людях вообще и во мне в частности.

Кот задумался. Сел. Посмотрел на Серого, на меня, снова на Серого.

- Я правильно понял, что любая разумная раса имеет право наложить вето на ваше решение? - уточнил я на всякий случай у пришельца.

- Абсолютно верно, - ответил тот.

Кот тоже все понял верно.

Он подошел ко мне.

- Первое: кресло мое. По крайней мере Агафон, этот позор хвостатого мира, не имеет права лежать на нем никогда. Второе: раз в день печеночный паштет. Третье: чтобы меня разбанили на сайте рабкор.ру. Четвертое: никогда и не при каких обстоятельствах вот эта гадость не применяется.

Он показал лапой на старую кроссовку, стоящую на столе у клавиатуры.

Когда эти два животных переполняют мою чашу терпения – глубокую чашу, видит Бог! – я кидаю в них кроссовкой. Интересно, что это приходится делать только тогда, когда моей жены нет дома. Ее они слушаются моментально и без применения террористических методов. Тут какая-то древняя тайна.

- Хорошо, - сказал я. – Договорились.

Кот развернулся, подошел к Серому. Поднял для вящей важности хвост.

- Как полномочный представитель самого разумного вида на планете Земля, а именно вида félis silvéstris cátus, накладываю вето на ваше решение. О чем и прошу донести до сведения всей нашей Галактики.

Коту явно понравилась его речь и он с гордостью посмотрел на меня.

Серый подумал, потом сказал:

- Мне надо связаться с руководством.

И закрыл свои большие черные глаза без зрачков.

Так продолжалось минуту. Мы терпеливо ждали.

Открыв глаза, Серый сказал:

- Вето вида félis silvéstris cátus принято. Виду homo sapiens дается испытательный срок. Длительность срока устанавливается на следующие сто тысяч лет.

Сказав это, Серый растворился в воздухе.

Можно было дальше смотреть «Прослушку» - о серьезных социальных проблемах, разъедающих империалистическую Америку.

Однако перед этим я сказал Коту:

- Ты ведь понимаешь, что печеночный паштет каждый день – это несерьезно, да? И я, кстати, очень не уверен насчет разбанить – даже если я попрошу об этом у самого Кагарлицкого. Потому что достал ты их всех там конкретно.

Кот аж подпрыгнул на всех своих четырех лапах.

- Я знал, я так и знал, - гневно промяукал он. – Низкие и жалкие существа! Как можно вам верить!

Уходя из комнаты, он повернулся и буркнул на прощание:

- В следующий раз даже не просите замолвить за вас словечко! Ни за что! Никакой жалости! Будем строить новую цивилизацию хоть с енотами. И она будет лучше, чем то позорище, что мы имеем сейчас с вами, то есть с так называемыми homo sapiens. Разумными, ха!

И скрылся в комнату моего сына. Наверное, постить с его смартфона свои фотографии в Инстаграм, сопровождая их возмущенными комментариями в адрес авторитарных левых.
Tags: sci-fi
Subscribe

Posts from This Journal “sci-fi” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 40 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Posts from This Journal “sci-fi” Tag