kommari (kommari) wrote,
kommari
kommari

1950. Ленинградское дело в либеральной интерпретации.

На "Эхе" была передача в серии "Дилетанты" про Ленинградское дело, послушал, хотя лучше читать - бабий или скопческий голосок Млечина реально раздражает.

Впечатление удручающее. И даже не потому, что автор говорил что-то, что лежит против моих убеждений или моей оценки Сталина. Читал я всякое.

Сначала надо отметить, что либеральные борцы с покойным Сталиным живут в непересекающихся вселенных с авторами агиографики, то есть житий святого Иосифа. А так как я читаю и тех и других, то общее впечатление иногда просто комичное.

Однако по существу.

Нового Млечин ничего не сказал: Сталин у него - это безумный параноик, который периодически отправляет на заклание какие-то слои общества или партии, исходя из какого-то своего безумного видения мира.

Поэтому он решительно пресекает тему, что гибель ленинградцев могла быть результатом каких-то интриг вокруг Сталина. То, что дело случилось почему-то сразу после смерти Жданова, и явно связано с этой смертью, в его картину мира не укладывается - а потому он даже и не пробует рассмотреть вопрос в таком свете.

Кстати, походя обливает Жданова грязью (именно походя, как собачка, на бегу подняв лапку у столба):

"А Кузнецов, которого он тоже приметил, потому что в страшное время блокады Ленинграда хозяин Ленинграда тогдашний, Жданов, что называется, вышел из строя – запил просто". Что, все 900 дней Андрей Алексеевич так вот и пробухал. Мне еще почему интересно - что раньше Жданов у них в самое голодное время пирожные ел, надкусывая и выбрасывая. Сейчас, значит, развитие тему - Жданов всю блокаду пил и пирожными, очевидно, закусывал.

Млечин расписывает, как партийные работники высшего ранга слетали тогда со своих постов: сначала понижение, потом исключение из партии, потом арест, потом расстрел, рисуя это как практически необратимый процесс, хотя это отнюдь не так - Маленков в 1946 вылетает из руководства, но позже в него возвращатеся, так что и ленинградцы вполне могли надеяться, что гнев ненсека пронесет. И, кстати, по Вознесенскому он реально колебался.

В одном месте наш "историк" поплыл. А место интересное, и, например, для меня не ясное - и не проясненное у более серьезных историков того периода. Это вопрос о том, какова был функция секретарей ЦК, курировавших органы безопасности. Потому что не перведя дыхания Млечин говорит об Алексее Кузнецове, что "Сталин его перевел в Москву и поставил, между прочим, секретарем ЦК партии (их тогда было очень немного), курирующим органы государственной безопасности, то есть, на ключевую должность" - и про Берию, который курировал те же органы: "Курировать мог что угодно, это означало просто одно: что через него Сталин передает свои указания" - когда Млечин хочет показать, что Сталин отстранил Берию от рычагов управления ГБ. Так курирование - это ключевая должность в Секретариате ЦК или только передача ценных указаний товарища Сталина? Вы как бы определелись бы, товарищ Млечин.

Далее. Млечин показывает, насколько несамостоятельны были партийные работник высокого уровня: даже в Москву съездить нужно было получить личное разрешение etc. - и тут же про борьбу разных групп (ведомственность, группы в партии): "Это была характернейшая черта, поэтому раздирало это все общество на эти ведомственный интересы, и ведомственный интерес, он торжествовал над общегосударственным, это было постоянно, побеждали именно ведомственные интересы, а не государственные". То есть или несамостятельность - или руководители ведомств раздирали общество?

Русские националисты тоже несколько раз поднимали вопрос о Ленинградском деле - как еще одно доказательство, что русских людей обижают (РЛО), но это совершенно не в тему либеральной трактовки сталинизма, в которой обижают прежде всего евреев, а потом другие небольшие народы, а Сталин - великодержавный русский националист. Поэтому Млечин - без аргументов, конечно, отмахивается от "русской гипотезы": "Ничего там такого (в смысле интенций по созданию Компартии РСФСР и столицы РСФСР в Ленинграде - А.К.) идеологически стратегического не было, никто и не посмел бы выйти за рамки, установленные товарищем Сталиным, никому это в голову не приходило" (а как как же ведомства, раздирающие общество на части?) А что касается "ничего стратегического" - современники вроде меня помнят, что как раз создание полозковской КП РСФСР было очень важным и стратегическим шагом в планомерном развале КПСС, которым занимался ее последний генсек.

Как всегда у либералов у Млечина много слов про неотрефлексировнность сталинизма в России (у вас ведь было как минимум 10 дет - с 1990 по начале 2000-х, когда вы, либералы, определяли то, что на собачье-интеллуктаульном языке называется "дискурсом" - то есть полное доминирование в интерпретации исторического нарратива (сори опять) - кто-то вам тогда мешал?)

Виноваты и литераторы, художники слова: "У нас нет литературы о Первой мировой..." Но позвольте, у нас же был гений русского слова А.И.Солженицын и его великий роман "Август 14-го" (с последующим "Красным колесом"). Или нет? Или этот роман (и весь цикл) лишь то, что он и есть: пухлая и беспомощная графомания, не имеющая отношения ни к литературе, ни к истории.

Ну и, конечно, как же не о личном:

"Мой дедушка присоединился к большевикам очень рано, взял винтовку, воевал в Красной армии, вступил в партию на Южном фронте, когда воевал с Врангелем. Но он в 29-м году все понял. У меня просто остались его письма и записки. Когда он увидел, как идет раскулачивание, и как крестьянские семьи с детишками гонят в Сибирь, он понял, что сражался он за несправедливое и неправедное дело. Это молодым человеком он понял. Ну, и что? И молчал он, потому что надо было молчать".

Дедушку уже не спросишь - но я тут погуглил про семью Леонида Михайловича. Мамы, папы, отчимы, дедушки. Писатели, партийные работники (отчим - так даже помощник первого секретаря Московского горкома КПСС П. Н. Демичева, затем Н. Г. Егорычева), театральные критики. То есть точно люди не то что не молчавшие в страшные годы, а строго говоря, наоборот, говоруны, мастера слова. И говорившие очень много.

Там в передаче еще зачем-то участвовала какая-то мало чего понимающая коза из эховских дам, которая вообще была не в теме совсем ("Абакумова бы расстреляли вместе с ними" - хотя Абакумов в 1952 году, когда шло дело врачей, уже сам сидел), но она задала интересный вопрос: - А были ли все-таки заговоры при Сталине. На что Млечин уверенно говорит: - "Неизвестно ни одного случая реального заговора". Вот тут я даже мог бы согласиться - все доказательства, которые приводятся в уже попс-сталинистской литературе о существовании заговоров в 30-50-е гг. крайне неубедительны. Но, парадоксальным образом, этот факт как раз можно трактовать как то, что именно своей политикой Сталину удалось их появление предотвращать.

В общем, либеральная трактовка сталинского периода СССР мало того, что ангажирована и идеологизирована, но еще и крайне поверхностна и противоречива. Что Млечин - представляющий ее попсовую составляющую - и продемонстрировал. В который раз, при этом.
Tags: СССР, Сталин, история, либерализм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 22 comments