November 23rd, 2021

Электоральный фетиш. Спорные заметки.

Живущий в городе Сантьяго, что в Чили, которое, соответственно, в Латинской Америки, Олег Ясинский очень мрачно написал по итогам первого тура президентских выборов в этой стране, что там явно побеждает местный ультраправый фашистик и запиночетовец. На что кто-то ему написал в комментариях: Как же так? Там же ведь по существу целое восстание было против ультраправой политики нынешнего президента. Что же, на улицах протестуют одни, а на выборах голосуют другие?

Да, именно так и выходит. Так уже не раз бывало в истории. Например, в пресловутом 1968-м во Франции на улицы против де Голля выходили и бастовали миллионы и страна была в сущности на ушах, а потом были выборы и де Голль победил (это его не спасло, впрочем, и через некоторое время уйти ему все-таки пришлось, но это уже другая история).
Любимые мои большевики на выборах в Учредительное собрание действительно получили меньшинство, а с большим перевесом победили эсеры Чернова.

Только вот что хотелось бы заметить. На самом деле сейчас и среди радикальных левых существует некий "электоральный фетиш" - то есть представление о том, что к власти можно прийти через выборы. А через выборы радикальные левые прийти к власти не могут и никогда, наверное, не смогут. Потому что механизм буржуазной демократии сделан не для того, чтобы к власти могли прийти те, кто нацелен на то, чтобы разрушить капитализм. Это не только к левым, собственно, относится. Это и про любые антисистемные и антиэлитные силы.

К власти радикальные левые могут прийти только, уж простите-извините, только путем антиконституционным. Это, товарищ майор и уважаемые работники Полиции безопасности Финляндии, я не к тому, что нужно срочно хватать ружьё и бежать захватывать почту, телеграф, административные здания, банки и дата-центры. Их захватывать некому в наше время. Да и вообще мы ведь крайне законопослушные люди, которые чтят Уголовный Кодекс.

Но революции, как показывает история, делали и будут делать силы, не опирающиеся на электоральное большинство. А очень даже на меньшинство, но на 1) все-таки достаточно большое меньшинство 2) что самое главное, меньшинство активное.
В России электоральные 60 процентов за эсеров не слишком помогли Чернову и его товарищам, потому что это партия эсеров была просто группа политиков сверху, а снизу аморфная масса в первую очередь крестьян с горизонтом бытия в масштабе разве что родного уезда. В то время как большевики были активистской, жестко централизованной, пассионарной и глобальной партией, с горизонтом бытия даже не в масштабе России, а всего мира (в тот момент). И в итоге именно они одержали победу, будучи формально именно меньшинством.

Есть, правда, такой сценарий, что к власти через выборы приходят умеренные левые, а потом, под естественным ходом событий, они радикализируются - большевики ведь тоже в начале своем были достаточно разве что честными социал-демократами и "пошли в разнос" в условиях, порожденных мировой бойней, в которой погибли миллионы людей, и когда сами столкнулись с жестким сопротивлением элиты, которую они свергли, включая убийства своих представителей (а в той же Финляндии - кровавым массовым белым террором). Однако уже столько раз мы видели приход к власти умеренных левых, который заканчивался совсем наоборот - их поправением и/или прямым предательством. Опять же, не всегда даже потому, что они такие нехорошие люди - а потому что нет некоего широкого запроса на разрыв с капитализмом (пусть даже электорально это меньшинство).

Так что напрасно желтые жилеты бушевали на улицах города Парижа, а отмороженные БЛМ кричат о том, что мы вам, гады, устроим коммунистическую революцию.

Не устроите. Потому что потом будут выборы и выберут очередного Макрона.