May 1st, 2021

suomi

первомайское

Про Первый май. Личное.

В октябре 1993 года, когда танки Ельцина стреляли по русскому парламенту, а спецподразделения избивали и убивали москвичей, которые выступали против разгона Советов, я решил для себя, что эта ночь надолго (и оказался прав).

Через несколько лет переехал в Финляндию и про политику не думал совсем.

Но в начале нулевых что-то стал ощущать неопределенное. Типа "слышать, как растет трава". Это я уж и не помню кто из классиков сказал - что революционер должен уметь слышать, как растет трава.

Из меня революционер как из говна пуля, но какое-то беспокойство я стал ощущать.

Поэтому 1 мая - которое в Финляндии еще и финский народный праздник Ваппу, день весны, пошел посмотреть в центр нашего маленького города, затерянного в лесу, не празднуют ли аборигены еще и 1 мая как праздник рабочих.

Оказалось, что празднуют.

Тут надо сказать, что городок мой считается буржуазным. Это вообще тутошняя особенность - разделение по линии правый/левый происходит и географически и по семейным историям (то есть если дед или прадед был за красных в 18-м - значит и тебе положено быть левым, и наоборот). Географически тоже - наш город буржуазный, но вот на другой стороне речки лежит такой же маленький город, но в нем бумажная фабрика и рабочие, стало быть. В этом самом 1918 году красные финны из того городка бились с белыми финнами из нашего городка на мосту через речку. Несколько лет назад один мой хороший знакомый, потомок финского коммуниста шведского происхождения, который в 20-е годы XX века переехал из США в Советскую Карелию (и расстрелянный в 37-м), как член общества дайверов участвовал в чистке дна этой речки - и они подняли со дна несколько десятков проржавевших винтовок. Оставшихся с тех лет.

Тем не менее у ратуши стояла небольшая толпа и оркестр. Это праздновали 1 мая эсдеки. Оркестр сыграл обязательную в Финляндию "крокодилу" ("По улице ходила большая крокодила, она, она, зеленая была") - в Финляндии этот марш не менее популярный, чем в России "Прощание славянки". Потом какие-то сытые дяденьки толкали речуги под жидкие аплодисменты собравшихся. Было скучно.

Я уже пошел домой, когда наткнулся в скверике на своих. Свои стояли с красным транспарантом, несколькими такими же красными знаменами, побуревшими от времени, и еще была у них переносная радиоустановка, из динамиков которой играли песни Финской Гражданской. Было своих всего двое - старик-коммунист еще старой школы и женщина средних лет с грустным лицом, инженер, единственный формальный член компартии в нашем городе.

Но еще было несколько финских анархистов - молодых припанкованных чуваков и девушек с черно-красным знаменем и портретом Нестора Ивановича. Финские анархисты балбесы еще те, и все явно употребляющие химические вещества разной силы тяжести, но не мне жаловаться.

Люди иногда подходили, постоят немного, послушают, потому уйдут. Другие подойдут.

Пара молодежных компаний расположились на газоне, прямо на траве (тоже финская этнографическая особенность), явно сочувствующих. Распивая пиво, конечно, потому что 1 мая в Финляндии можно пить пиво на улице.

Ну вот я и посидел там, в скверике, слушая песни на чужом языке. Из другого совсем времени. Поразмышлял за жизнь.

Потом пошел домой.

После этого уже снова стал ходить на первомайские демонстрации - или в Хельсинки, или в Ленинграде-городе.