December 27th, 2019

Прощальное. Рассказ.

Памяти Владимира Сергеевича Бушина.

- Значит, говорите, что продукт тоталитарного социального инжиниринга? – хмуро спросил советский человек.

- Да, да, - радостно закивал немолодой либерал в очках. – Тупиковая ветвь социально-политической эволюции, настоящий Шариков, советский компрачикос.

- Значит, говорите, безнациональный продукт интернационального космополитизма без роду-племени? – продолжил, насупив брови, советский человек.

- Он, он! Корни свои забыл ради дурацкой коммуны! – прохрипел бородатый националист в косоворотке.

- Значит, тупое трусливое стадное быдло, лишенное индивидуальности и креативности? – обратился советский человек к хипстеру с айфоном.

- Да, - ответил тот, оторвавшись от своего телефона. – Гадостный твердолобый совок!

- И вообще ноль духовности, только жрать и драть? – спросил советский у четвертого, мужчины в черном платье с крестом на груди. Тот пророкотал хорошо поставленным басом:

- Сын диавола, зачатый во коммунистическом блуде!

Советский человек задумался.

- Ладно, - сказал он.

Сгреб в старый вещмешок книжку «Избранное» Аркадия Гайдара, значок «Молодой строитель БАМа», дедовскую военную медаль «За победу над Германией» с профилем Сталина, помятую фотографию Юры Гагарина, кассету «МК60» казанского завода «Полимерфото» с записями Владимира Высоцкого, набор открыток «Ленин в Шушенском», затертый комсомольский билет, вырезку из газеты «Правда» о победе сборной СССР по хоккею над Канадой.

- Счастливо вам тут всем оставаться. Не сожрите друг друга.

И ушел.
Lenin

кавалергардов век недолог

Про декабристов. В России, пишут, фильм сняли.

Странная с ними штука получилась. "Своими" их еще с советских времен считали как советские коммунисты, так и либералы, как системные ("шестидесятники"), так и антисоветские. Коммунисты - в силу отрывка из Ульянова-Ленина про "декабристы разбудили Герцена", либералы - как образец, когда люди со светлыми лицами и очень хорошими генами восстают против Системы.

После падения Советской власти случились не менее интересные трансформации с восприятием декабристов в русской общественной мысли. Расцвет, с одной стороны, конспирологии, который всегда является одним из симптомов кризиса, с другой, постепенный расцвет охранительства и консерватизма, породил версии и о неизбежной "англичанке, которая гадит", и о масонах (правда, кажется без обязательных иудеев, потому что пришить неизбежных обычно евреев к отпрыскам благороднейших аристократических русских фамилий ну уж никак... впрочем, может я что-то и пропустил). Интересно еще, как-то я встретил, и теория о генетической связи и генезисе наших родных НКВД, Гулага и лично Николая Ивановича Ежова из Павла Ивановича Пестеля, в проекте конституции которого зародыши всего вышеперечисленного находят.

А между тем... А между тем в проекте конституции другого декабриста, Никиты Михайловича Муравьева, есть фраза, которая до сих крайне актуальна:

«Раб, прикоснувшийся земли Русской, становится свободным».

Или вот:

«Источник верховной власти есть народ, которому принадлежит исключительное право делать основные постановления для самого себя».

Вообще тема декабристов очень любопытна, особенно в наше время, но я все-таки больше по советскому периоду русской истории, поэтому буквально одно.

Считается - именно охранители старого времени запустили эту залипуху, а охранители нашего времени не дают умереть (а также сочиняют новые, типа пресловутого допроса декабристов Бенкендорфом), что офицеры обманули солдатиков, и те стояли на площади "за Константина и его жену Конституцию".

Вранье. Солдаты восставших полков очень хорошо знали Николая Павловича и среди них он пользовался репутацией Унылого Говна, что он потом блестяще и доказал за 30 лет своего правления.

Считается, что "страшно далеки они были от народа". Тут я позволю себе поспорить с автором этих слова.

Очевидцы свидетельствуют, что против Николая I выступили не только 3 тысячи солдат, выведенных декабристами под предлогом присяги Константину, но и огромная толпа «черни», во много раз превосходившая войска. Со всех концов города народ спешил к восставшим. Люди стекались на Сенатскую площадь без всякого принуждения, и, главное, это были не любопытные, равнодушные зрители образца всем нам памятного октября 1993 года. Народ заполонил всю площадь. Л.П. Бутенев вспоминал, что «<...> мятежное войско совершенно скрывалось за толпой народа». Актер Борецкий подтверждал, что «<...> народ как есть вплотную запрудил всю площадь и волновался, как бурное море. В волнах этого моря виднелся небольшой островок — это было ваше каре».

Принц Евгений Вюртембергский свидетельствовал о настроении толпы: «Собравшаяся чернь стала принимать участие в беспорядке. Начальника гвардейского корпуса генерала А.Л. Воинова чуть было не стащили с лошади; мимо адъютантов императора летали (sic!) камни, в меня попало несколько комков снега. Наскакав на виновного и опрокинув его конем, я закричал:

— Ты что делаешь?

— Сами не знаем. Шутим-с, барин, — отвечал опрокинутый, еще не поднявшись с земли».

Вот это "шутим-с, барин", мне вдруг напомнило другое. Слова Емельяна Ивановича Пугачева. "Я не вор, я вороненок, а ворон-то еще летает".

В 1917 году шутки кончились, и в бар полетели уже не снежки и камни.