July 3rd, 2019

Барбюс. "Сталин".

Барбюс А. * Сталин. Человек, через которого раскрывается новый мир. (1936) * Книга

Из книги «Кризис сталинского агитпропа: Пропаганда, политпросвещение и террор в СССР. 1927-1941.», Дэвид Бранденбергер, 2017:

В 1936 г. появилась, наконец, полная биография, написанная, кто бы мог подумать, — представителем французской компартии. Недовольство потенциальными биографами Сталина на родине заставило Агитпроп вступить в середине 1930-х гг. в переговоры с рядом таких известных западных авторов, как Фейхтвангер, Андре Жид и Анри Барбюс. Барбюс с готовностью согласился на предложение, поскольку французский коммунист уже работал над финансируемой ИМЭЛ книгой о Сталине для западной аудитории (и сопутствующим фильмом), которая дополняла его просоветские книги о Грузии и СССР. Ввиду этого были заключены контракты о публикации книги не только в западных странах, но и в Москве.

Летом 1934 г. Барбюс представил выдержанное в апологетическом духе литературное изложение политической карьеры Сталина Стецкому для проверки и занялся сценарием. Его рукопись, впрочем, вскоре обернулась для Стецкого нешуточной головной болью. Да, французский коммунист был верным другом СССР, и ему, как иностранцу, позволялось немного отклоняться от партийной линии в печати. Но его рукопись изобиловала фактическими и идеологическими ошибками. Барбюс связывал величие Сталина с его личностью, а не с владением марксистско-ленинскими законами исторического развития. Схожим образом борьба вождя с оппозицией описывалась как столкновение личностей, а не идеологий. Хуже того, хотя автор рукописи делал все возможное, чтобы охарактеризовать Сталина как блестящего тактика с чутьем на политическую конкуренцию, он не позаботился уравновесить это описание мнением о нем как о философе-провидце. В целом, Стецкому пришлось решать, а марксист ли Барбюс вообще.

Но, при всей проблемности, текст Барбюса был в то же время удобочитаемым и предлагал живую характеристику Сталина, как и уничтожающие обвинения в адрес Л. Д. Троцкого, Г. Е. Зиновьева и Л. Б. Каменева. Более того, это единственный биографический проект такого масштаба, находившийся тогда в процессе разработки. Стецкий, таким образом, принял книгу Барбюса, одновременно указав автору на необходимость внесения серьезных изменений в рукопись. Довольный Барбюс, решивший, что его концепция получила поддержку, информировал «Литературную газету» о планах опубликовать книгу одновременно во Франции, Великобритании, Голландии и СССР в течение следующего года.

Хотя эта биография действительно была издана за рубежом в 1935 г., работа над ее переводом на русский замедлилась из-за того, что Барбюс так и не переработал биографию в более материалистическом ключе. Даже в исправленном виде панегирик Барбюса величию Сталина по-прежнему игнорировал и роль идеологии в советском обществе, и угрозу, которую враги все так же представляли для завоеваний революции. Дальнейшая правка, впрочем, оказалась невозможной, поскольку Барбюс заболел и умер в августе того же года.

Стецкий, оказавшийся меж двух огней, в конечном итоге принял решение опубликовать книгу, но сделать оговорку, что, при всех ее значительных достоинствах, она не может быть использована в качестве учебника по истории партии. Книга вышла в начале 1936 г., сначала частями в «Роман-газете», а вскоре затем отдельным изданием в привлекательном твердом переплете.