?

Log in

No account? Create an account

нас много - на каждом километре, не только здесь, но и во всем мире

коммунизм: вчера, сегодня, завтра

1918. Наши.
Lenin
kommari
"На фото - второй состав советской делегации в Брест-Литовске, 15.01.1918. Сидят (слева направо): Лев Каменев, Адольф Иоффе, Анастасия Биценко. Стоят: В.В. Липский, Пётр Стучка, Лев Троцкий, Лев Карахан".



Любо-дорого глядеть, как имперцев корёжит от этой фотки.

Как Империя от Варшавы и Хельсинки до Порт-Артура - так оргазмы великодержавные. А что в этой Империи великороссов меньше половины, что представители народов, как и народы, в нее входящие тоже, знаете ли, право на политическую субъектность, то есть на какое-то мнение, имеют - так это горюшко горькое.

А Брестский мир - это фантастический выход большевиками из того безнадежного совсем положения, в котором Россия оказалась благодаря как раз господам Горемыкиным-Штюрмерам, про Романовскую семейку молчу. Когда немцы могли парой дивизий занять в начале 1918 года Москву и Петроград, да вот не заняли - хотя желающие были.

А через пару лет РККА пробивалась уже к Берлину и Баварии.

Что не срослось, не пробились, остановили наших под Варшавой, это уже другой вопрос.

гей, славяне!
kommari
Да, должен сам себя поправить - это великороссов в Империи было меньше половины - 44 процента.

Однако вот про малороссов.

Читаю книжку Валерия Соловья "Несостоявшаяся революция".

Сам Соловей как человек и читая его ФБ - человек крайне говёный (меня почему-то забанил, когда я спросил его, не надоело ли ему ныть?). Но вот нацдемы, которых он представляет, при ненависти к коммунистам (взаимной), близки к ним (нам) в том, что они антиимперцы и что они не считают, что "украинцев придумал австрийский Генштаб + Ленин-Сталин".

По крайней мере из этой книги:

"А украинцы упорно не соглашались быть русскими, да их таковыми и не считали, в противном случае не возникла бы необходимость в беспрецедентной по своей жестокости государственной политике русификации украинского населения, осуществлявшейся на протяжении второй половины XIX - начала XX вв. Если малороссы в самом деле представляли собой не более чем «этнографическую группу» русского народа, а малороссийского языка, по выражению министра внутренних дел (1868) графа П. А. Валуева, «нет, не было и не будет», то зачем же запрещали «испорченный диалект русского языка» и с такой настойчивостью добивались русификации «этнографической группы»? Ведь не приходило же никому в голову заниматься русификацией иных этнографических групп русского народа, которых было не так уж мало.

Не вносит определенности в эту двусмысленность и часто приводящееся (генетически восходящее к официальному дискурсу имперской эпохи) объяснение русификации украинцев боязнью политического сепаратизма. Дело даже не в том, что значение этой угрозы серьезно преувеличивалось. Если власть имущие расценивали ее как реальную, то, в полном соответствии с социологической теоремой Томаса, они не могли не предпринимать шагов по ее купированию. Но ведь и опасение политического сепаратизма «украинского племени» имело своим имплицитным основанием существование отдельной от русской украинской идентичности, разделявшейся массой простых малороссов".