September 5th, 2016

Lenin

По итогам шумной истории последних дней.

Довольно общим местом в критике большевизма (особой формы русского коммунизма первой половины XX века) служит упрек его - и прежде всего Ленина, как его главного персонажа - в принципиальном имморализме. Типа "нравственно все, что служит делу пролетарской революции".

Сформулировано это было, кстати, немного не так, но даже если бы и так.

Действительно, большевики не занимались морализаторством, не называли себя воинами света и не считали себя Людьми С Хорошими Лицами, очень часто ругались между собой, иногда (к моему глубочайшему сожалению) занимались даже самоистреблением.

Но "как здорово, что все мы здесь сегодня собрались" вот не пели.

Если и пели, то свое обычное: "это есть наш последний" или "за счастье народное бьются отряды рабочих-бойцов". А максимум лирики: "если смерти - то мгновенной, если раны - небольшой".

Наверное, это правильнее. Тут есть другие ловушки (ловушки есть и будут всегда), но, по крайней мере, честно: мы, сами крайне несовершенные люди, пытаемся изменить этот крайне несовершенный мир, при этом не для себя, а для всех.