December 18th, 2015

Эхо. Рассказ.

Могила была неглубокая. Так себе могила – халтурка, говоря откровенно, разве чтобы только землей сверху засыпать. «Даже обидно», -- подумал Костя Раков, которому через некоторое время предстояло в эту могилу лечь.

Всего час назад он вышел из своей квартиры, чтобы отправиться на встречу с товарищами по небольшой группе с названием «Рабочая инициатива», предстояло обсудить действия группы по поддержке забастовки работников городского молокозавода, хозяева которого систематически и нагло нарушали, и без того кривое российское трудовое законодательство. Но, не прошел Костя и десяти шагов от подъезда, как ему на голову набросили плотный непрозрачный мешок и запихали в машину.

А теперь он стоял возле могилы, в которую его, застрелив, бросят гнить.

Collapse )

Из книги: С.И.Дудник, "Маркс против СССР", 2013.

Еще совсем недавно намерение написать книгу о марксизме, связывая ее с реалиями нашей действительности, показалось бы по меньшей мере странным. Все классические марксистские схемы представлялись бесповоротно устаревшими. Образ рабочего, долгое время претендовавший на центральное место в общественном спектакле, вначале потерял внимание со стороны средств массовой информации, а затем и вовсе исчез из поля зрения. Да и в то время, пока это еще не произошло, его было довольно трудно отождествить с пролетарием Маркса, которому, как известно, было нечего терять, кроме своих цепей. Казалось, что мир необратимо изменился — не в том смысле, что он стал более справедливым, но в том, что для его описания необходимы иные понятия, более современные. Было бы странно обращаться к понятию «пролетариат», так как всё сходились во мнении, что оно пригодно лишь для описания явлений, оставшихся навсегда в прошлом. Если бы знаменитая книга Г. Лукача «История и классовое сознание», самая важная глава которой называлась «Овеществление и сознание пролетариата», была издана у нас в 90-х годах, то она скорее всего была бы встречена язвительной критикой. Фигура рабочего, создающего все общественное богатство и в то же время живущего в нищете, воспринималась большинством как абсолютный анахронизм.

Collapse )