October 28th, 2015

Русские всегда возвращаются

Вот еще интересный факт из рассказов Лема о своей жизни.

В 1941 году советский Львов - где Лем успел проучиться год в советском медицинском ВУЗ-е и даже успел получить приглашение вступить в комсомол, от которого отказался, сославшись на то, что ему еще надо поработать над повышением своей сознательности - был захвачен нацистами (немецкими и украинскими). Соответственно вся учеба в советском вузе стала как бы и не нужна, поэтому все студенческие документы - зачетки, аттестаты, справки, печати, все - все было выброшено на свалку.

Но один монах-бенедиктианец в этом же 1941 году приехал на эту свалку и все-все документы тщательно собрал. И когда СССР в лице Красной Армии через несколько лет вернулся, те студенты, кто уцелел, потом у этого монаха свои документы покупали - некоторые даже, как вспоминает Лем, свои студенческие документы еще и подправляли в сторону улучшения.

Очень показательный, хотя и мелкий факт. Этот безвестный монах видимо знал один историко-политический закон: русские всегда возвращаются.

В фильме (довольно дурацком) "Особенности национальной рыбалки" финка говорит практически то же самое своему мужу-финну (цитирую по памяти): "Знаешь, моя бабушка застала еще времена русских и говорила мне: "Русские обязательно вернутся за своей водкой"".

Если серьезно, то я очень хорошо запомнил, как в 1991 году, когда развалилось всё и вся, я прочел в какой-то газете статью одного неизвестного мне венгерского философа, сказавшего, что примерно раз в 50 лет у всех, а особенно соседей России, складывается впечатление, что России больше нет, и что об нее можно вытереть ноги, наплевать и забыть. И что каждый раз это кончалось тем, что на чердаке или антресолях приходилось искать покрытые пылью разговорники русского и учить фразы типа: "Я есть простой мирный гражданин" или "Не стреляйте, мы сдаемся!" или что-то в этом духе.

Очередное возвращение русских произошло быстрее, чем я предполагал в 1991-м.

Тут - для слишком непонятливых товарищей - должен оговориться. Для меня-то лично более интереснее возвращение Красной Армии, ну а то, что во время оные она состояла во многом из русских - то это фактор второго рода, хотя мне, как русскому, и приятный.

Во-вторых, нынешнее возвращение вызывает у меня сомнения - в том смысле, что основа его, вспоминая наше ворье, попов и вообще буржуйскую сущность нынешней России - основа его очень гнилая и не приведет ли это к большим проблемам, учитывая, что против играют слишком много гораздо более мощных игроков, а союзников у России нет вообще (у СССР союзники были везде, в середине века практически каждый, кто верил в социализм, был в какой-то мере еще и де факто засоветским).

Но тем не менее - читая западную именно прессу - можно сказать, что русские опять вернулись. Посмотрим, что из этого выйдет.

Стрелков - тренд меняется

Лично для меня, человека, который придерживается максимы «Русский человек выше русской идеи», этот рассказ, конечно, не стал потрясением (просто мне и до этого было известно, что Стрелков не ангел), но неприятно поразил. Нет никаких обстоятельств, которые бы позволяли ради реализации русской идеи жертвовать жизнями невинных русских людей. Это ведь не компьютерная игра. Речь идет-то о живых людях. Так нельзя с ними поступать.

Я просто прихожу в тихий ужас от того, что вот такой человек является властителем дум русских националистов. Если последние оправдывают его действия тем, что все эти жестокости делаются во имя интересов «русского народа», мне любопытно, что будут они говорить, если на месте водилы или того же гаишника окажутся они или их дети.


До этого Стрелкова мочили только сумасшедшие кургиноиды. Теперь вот околоправительственные "Известия". Учитывая, что оборона стрелковцами Славянска - один из краеугольных камней в героическом мифе войны на Донбассе, факт примечательный.

еще про нацгордость

Национальная гордость - это как болеть за "Зенит" или "Спартак". То есть с одной стороны вещь крайне бессмысленная, с другой - как явление имеющееся вне зависимости от наших желаний. И ровно так же - доведенное до какой-то степени, боление тоже может быть крайне вредным.

И вот, например, если бы я был армянином, я бы гордился, какой древний мы народ, что алфавит у нас как произведение искусства, что маршал Баграмян и все такое.

А если бы я был татарин, я бы гордился, что мы были такие крутые, что триста лет русских в иге держали.

А если бы я был евреем... О, как бы я гордился, что я еврей и что я в такой шикарной компании от рабочего паренька из Назарета до Карла Маркса и Лео Смолина.

А кабы я был белорус, я бы гордился тем хтоническим пиздецом, который белорусские партизаны устроили немцам во время войны.

Но я - по независящим от меня причинам - русский. И у меня есть ровно такое право гордиться русскими - которые брали Париж и Берлин (последний два раза) или вот устроили последнюю (по времени) великую революцию.

Это, само собой, абсолютно не повод закрывать глаза на то нестроение, которое имеет место быть сейчас в России, и уж тем более не повод чувствовать себя выше других народов или любого другого отдельного народа.

Но вот и чувствовать себя вечным говном (как это мне с 1988 года примерно предлагает русская либеральная интеллигенция) или расчесывать свою вину перед кем бы то ни было - извините-подвиньтесь. Без меня.