July 15th, 2015

властитель дум

Потому что вообще нет такой страны — Россия! Это громадная геополитическая ошибка… я не знаю чья, Господа Бога или Чарльза Дарвина. Такой страны не было, нет и не будет. Она вредна. [...] Ну и хер с ней! Вот мой ответ. Хер с ней, есть она и есть! Дай ей бог здоровья! Мне это неинтересно. Это раковая опухоль на теле земного шара! Ну что, я буду бороться с ней? Я же не профессор Пирогов, я не буду вырезать эту опухоль, я не умею просто. Ну, правда, не умею.

Андрей Васильев, из Женевы.

Российский журналист, член совета директоров издательского дома «Коммерсантъ», продюсер проекта «Гражданин поэт», совладелец ООО «Центр цифровой дистрибуции». Бывший генеральный директор и шеф-редактор издательского дома «Коммерсантъ».

Кстати, в ФБ даже Акунин малость офигел от такой откровенности.

так кто же царя нашего батюшку свергнул-то

Про Старикова и Мультипульти (или как его там) - и Февральскую революцию.

Хорошо соотносится с новостью о больной на голову прокурорше Крыма.

Кстати (и еще раз): когда якобы левый-красный человек пишет, что в Феврале Романовых свергли не большевики, то это маркер жулика. Словно свержение Романовых - это что-то постыдное. Потому что в том числе и большевики - хотя они тогда были не в самой силе. А во-вторых, крест на возможной когда-нибудь Реставрации монархии в России поставили таки именно они. Оставив потомкам только Гошу-царя и мадам Мухосранскую.

личное

В поезде "Аллерго" Ленинград-Хельсинки, который был битком, сидел рядом с немолодой, но крайне интеллигентной испанкой, которая читала "Crime and Punishment" Федора Достоевски. Моего английского не хватило, чтобы сказать ей:

- Уважаемая гей-европейка. Если вы хотите понять mysterious russian spirit soul, вам надо читать не Достоевски, а великих Платонова, Зощенко, Венечку Ерофеева, но вы, как идиоты читаете Федора, и потому каждый раз на русских обламываетесь, начиная с Розенберга и кончая каким-нибудь отребьем типа Nouvelle Droite.

Но мой английский был недостаточен, поэтому, выходя в городе Лахти, я лишь буркнул: Dostoyevsky wrote some shit about Russians - и, пожелав ей nice trip to Spain, вышел в мир чухонских алкоголиков и депрессивного хвойняка.