February 19th, 2015

Наши. Советский русский финн, ленинградец.



Кютинен Даниил Иванович — пекарь блокадного Ленинграда, умерший от истощения 3 февраля 1942 г. в возрасте 59 лет прямо на работе.
Умер, но не съел ни грамма выпекаемого хлеба. Похоронен на Шуваловском кладбище. Внесен в книгу памяти блокады Ленинграда.



(с) Сергей Зеленин, ФБ

война




Увидел на Тумблере.

Донбасс.
Ополченец с котом и убитый украинский солдат.

Капитализм - это всегда война, разрушения и смерть. От Сирии до Украины.

Только социализм.
burzhuizaputina

в Европе этого нет

В России скоро может исчезнуть такой чисто русский феномен, как "толстые" литературные журналы.

Яков Гордин (главный редактор журнала "Звезда"):"Толстые журналы - это культурные центры. Редакция журнала "Звезда", вместе с ежемесячным номером выпускает большое количество книг. У нас происходят презентации, встречи с авторами. В Европе такого давно нет. "Звезда" издавалась даже в блокаду. Так неужели сегодня мы не сможем найти способ сохранить их?"

Гордин, хоть и русский либерал, то есть со всеми этому слою присущими особенностями, по крайней мере в советское время писал интересные книги.

Но, вот читая эти его жалобы, хочется сказать:"Ты этого хотел, Жорж Данден!"

Наряду с телевидением и журналами "тонкими" ("Огонек") никто так не постарался в разрушении СССР, как толстые журналы. Тиражи их в Перестройку достигали миллионов, Советское Государство изыскивало бумагу и оборудование, чтобы выпускать журналы, в которых доказывалось, какая же гадость это самое Советское Государство.

Закономерно, что после реставрации капитализма тут же тиражи упали в тысячи (так!) раз, и последним источником существования для них остались провинциальные библиотеки - еще один остаток страшного советского прошлого, которые их выписывали.

Но вот пришла "оптимизация" (слово, по своей зловещей коннотации могущее соперничать разве что со словосочетанием "окончательное решение вопроса") - и нарисовался конец.

А "Звезда" в блокаду издавалась при том самом Андрее Жданове, на которого вы столько лет лили грязь. Русские большевики ваши журналы открывали и лелеяли, и сами названия их из героической советской эпохи: "Новый мир", "Звезда", "Октябрь". Большевизм сам вырос из русского просветительского духа XIX века, даже в самые нелучшие годы в стране Советов был не только культ Сталина, но и культ Пушкина, классики, русской литературы.

А вот в Европах - правильно, в Европах этого нет.

Вы же именно за это боролись - чтобы как в Европах, нет? Так что чего плакать теперь. Получили.

Эшель Савойский, граф Дебальцевский...

Уже второй альпийский стрелок из Савойи - Маэль Эшель (Maël Echchelh) - вступил в ряды ополченцев Новороссии. Парню 26 лет, он успел послужить в Чаде, Кот д'Ивуаре, Габоне, Центральноафриканской Республике... «Как французский солдат, я чувствую, что этот европейский конфликт касается и меня. Я хочу покончить с убийствами мирных жителей, организованными Западом по приказу американских империалистов и их сообщницы Европы. Я останусь здесь до нашей победы", - говорит Маэль. Он надеется вернуться во Францию, но там его, возможно, ждет обвинение в наемничестве.

(с) Элла Дмитриева, ФБ ссылка на французском



Вот так вот, Якобинец!
burzhuizaputina

это было бы грустно, кабы не было так смешно

Презентация последней книги первого мэра Санкт-Петербурга Анатолия Собчака «Сталин. Личное дело» прошла в северной столице. «Собчак предчувствовал реабилитацию сталинизма. Это (его книга) своеобразное предостережение. Будьте бдительны», — сказала вдова первого мэра Людмила Нарусова на презентации.

Все, что связано было с Собчаком, было для меня в одном ряду с Кашпировским, Чумаком, "Ласковым маем" и прочими перестроечными мемами. Абсолютная пустышка, умевшая только носить белые пинджаки и надувать щёки.

Особенно я запомнил венчание Пугачевой и Киркорова, где этот духовный отец Путина был за главного.

Ровно таким же маразмом была и есть вся его семейка.

Набоков жаловался, что на английский невозможно перевести русское слово пошлость. Собчак - и его супружница, и его дочурка - это как раз какой-то эталон пошлости.

Но, бля, что он с того света книжки будет писать - я этого представить не мог.

Какой-то чудовищный и бездонно маразматический абсурд.