February 11th, 2015

фашизм - это очень креативненько и гламурненько

Лариса Волошина, редактор украинского телеканала Еспресо ТВ:



"Я часто думаю о том, что будет после. После этой войны. Буду ли я с русскими «братьями»? Конечно. С некоторыми из них. Такими, как Андрей Макаревич, Виктор Шендерович, Лия Ахеджакова… Конечно. Мы станем роднее, пережив все это, борясь против зла вместе. Каждый там, где может.

Донбасс? Вопрос сложный. Я далека от мысли, что Донбасс можно перевоспитать. Что кто-то что-то осознает, увидев ошибочность собственного мировоззрения. Они верят в Россию, в Путина, в «бЭндеровцев» и все прочее. Они призвали войну на нашу землю. Все так. Но каждая бабушка в махровом берете, каждый придурашливый маргинал, взявший автомат, по-первой был решительно настроен на то, чтобы защищать свои идеалы с оружием в руках. Мысль, конечно, идиотская. Но какой задор!

Разве это не то же, самое, что делали люди на Майдане, кидая коктейль? Мы готовы были умереть за то, во что верим. Они тоже. Просто их вера оказалась лживой. Поэтому, когда все кончится и мы победим, я смогу относиться с уважением к их силе духа, готовности воевать, готовности жить под бомбежками и стоять в унизительных очередях за "гумпайком". Так уважают поверженного врага. Без принятия его мировоззрения, но с безусловным пониманием той цены, которую он заплатил за свои убеждения.

А вот Крым… С Крымом все печально. Я абсолютно не понимаю, что мне делать с Крымом. Как вернуться однажды и посмотреть в глаза тем людям, которые своими «потешными референдумами» привели беду в наши земли? Как вынести «точку зрения» тех, кто погнался за зарплатами и пенсиями, кто предал, кто осознанно стал подстрекателем и ничем, ни копейкой, ни взрывом бомбы, ни холодными тисками голода не заплатил за свое решение?

Я не знаю. Наверное, я никогда не смогу простить этих людей. Я не смогу понять и не смогу уважать. Там, где однажды сделанный выбор люди не готовы подтвердить реальной ценой, нет и не может быть ни уважения, ни принятия, ни прощения. Только презрение. А презрение – не лучший базис для обустройства новых взаимоотношений.

Что касается крымской «ваты», то мне не нужно ни их осознание, ни извинение. «Чемодан – вокзал – Магадан». И я хочу, чтобы эта дрянь покинула нашу землю. Я хочу, чтобы они всю оставшуюся жизнь на просторах любимой ими России сожалели о "Крымском Рае", который они потеряли, спокусившись на лживые речи телеискусителя. Я хочу, чтобы государство Украина, мое многострадальное государство, наконец-то, поставило вопрос, по прибалтийскому образцу, о подтверждении гражданства, о гражданах и негражданах. Потому что сегодня быть гражданином Украины – это значит быть готовым подтвердить свой выбор.

После того, что со всеми нами произошло, я считаю, что соглашаться на компромиссы ради мира там, где речь идет о морали и кровавой цене - просто аморально и невероятно дорого.В христианстве грехом считается не только грехопадение, но и подстрекательство, потворствование греху. Давайте не забывать об этом, когда играем в "договора с дьяволом"."


Именно то, что я называют демнацизмом, или еврофашизмом. И именно то, против чего сражаются донбасские мужики и русские добровольцы.
suomi

и еще о страшной ювенальной юстиции

В Уездном суде Хельсинки во вторник началось предварительное заседание по делу о должностных нарушениях.
Три года назад в Хельсинки была зверски убита 8-летняя девочка. Власти не вмешались в ситуацию в семье, хотя о плохом отношении к ребенку было подано 11 заявлений в органы защиты детей.


И вот сейчас этих самых страшных ювенальщиков судят как раз за то, что они проявили беспечность и не вмешались в ситуацию.

Это когда вы в следующий раз будете читать, что в Финляндии детей отбирают за отсутствие йогурта в холодильнике.

читая ФуБлю

Украинские патриоты активно постили фотографию:


с припиской:

Вид на один из дворов Луганска.

Постят и до сих пор, собственно, даже после того, как им сообщили, что это русский город Тула.

Или вот так комментят:

"Главное не присутствие вооружённых сил Быдлостана в Луганске, это и так очевидно. Главное - это яркое демонстрация морали Быдлостана - размещения бронетехники в жилых кварталах".

почему русские

Многие (да я и сам до сих порой) удивляются, почему самые яркие тексты про кацапский Быдлостан пишутся людьми с русскими фамилиями и на русском языке.

Объяснения есть.

Например, если бы мой Питер или там Рязанская область отделились бы от России в силу каких-то неведомых геополитических катаклизмов, там бы точно также довольно быстро бы появились тексты про вонючую Рашку, исторические труды, в которых рассказывалось бы, как московские оккупанты превратили "нашу свободную страну в свою колонию" и прочее и прочее.

Интеллигенция.

Это она всегда и везде раздувает национализм - что на Украине, что в Руанде. Простому хутту, тутси или украинцу в общем-то вся пурга про национальное величие безразлична, если только не подпустить к нему национальную интеллигенцию. Но уж коли подпустили - она быстро докажет, кто съел его сало и угнал его бегемотов.

Это при том, что я отнюдь не к тому, что каждого в очках надо или мотыгой по голове или выращивать рис.

Просто у данной прослойки в силу исторических причин есть возможности навязывать большинству социума сугубо свои ценности, которые даже во вред этому большинству (сколько был доллар при Януковиче - 7 гривн, кажется, сколько сейчас - 25?).

А еще в "независимых" Рязани или Питерленде у интеллигенции резко повышается статус, вещь для интеллигента крайне важная - в силу сокращения конкуренции. Писатель Нечитайко из Жмеринки в СССР был одним из 20 000 членов Союза Писателей, а на незалежной он уже практически классик. Так и периферийный рязанский или питерский журналист или певец в случае независимости своего региона - уже звезда на небе отечественного в чем там он пишет или поет.

И - last but not least - человеку с фамилией Иванов, Филатов или Портников надо стараться вдвойне, чтобы доказать, что он не из тех, которые живут там, где Ивановых особенно много, за вдруг образовавшейся границей, что он другой, что он-то не такой. Люди поэтому стараются, а интеллигент он все-таки даром хотя бы жечь глаголом не обижен (другого он в общем-то не умеет, на самом деле).

А вот уже потом тутси идут резать хутту - потому что им всё объяснили.

(чёрт, чего-то в Крылов-Галковский-стайл получилось... ну да ладно)

это не то меньшинство, которое надо меньшинство

«Единственным государственным языком был, есть и будет оставаться украинский язык. Почему? Потому что так хотят 80% украинцев. И мы не можем игнорировать их желание», — заявил Порошенко

95 процентам финских граждан шведский язык - второй государственный в стране - как козе пятая нога.

Петя даже тут показывает, что из него такой же демократ, как из говна пуля - к азам либеральной демократии относится как раз защита прав меньшинства. Но ведь тут о русских разговор, а не о ЛГБТ.

зачем?

Вообще почитав, что Порошенко наговорил сего дня перед отлетом на "мирные" переговоры, не совсем понятно - а зачем туда вообще ехать другой стороне. Оформлять капитуляцию?

по прозвищу Женя

Арестованный в США россиянин Евгений Буряков обвиняется в работе на службу внешней разведки России, передает РИА «Новости».

Об этом говорится в документах американского суда.

«Начиная примерно с августа 2010 по 2015 год подсудимый Евгений Буряков по прозвищу Женя работал в США в качестве агента СВР «под неофициальным прикрытием», то есть прибыл и оставался в США в качестве частного лица», — отмечается в документе.


все-таки люблю я американцев и шпионские скандалы - не скучно

про советское

Почему еще мне всегда хочется кулаком ударить, когда говорят, что СССР был Империей - что я, как человек русский, никогда не чувствовал никакого превосходства ни перед кем. Где бы не был и с кем бы сограждан не общался. Как, впрочем, и никакого чувства второсортности - это уже нацдемы придумали такую идиотскую придумку, что русские в СССР были вторым сортом.

Не скажу, что я много ездил по Союзу, но кое-где бывал, но вот Совармия точно была таким melting pot - плавильным котлом. При том, что нравы там были не самые лучшие, и часто на кулаках приходилось заниматься межкультурным взаимодействием.

Отношение к людям было исключительно по их человеческим качествам, а не по национальности. Белорусы и украинцы вообще не воспринимались как иные, кстати, как и казахи. К среднеазиатам отношение было сложнее - городские ребята никак не отличались от нас, узбеки так вообще на меня произвели очень хорошее впечатление, ну, конечно, темный народ из аулов вызывал диковатое впечатление, но, кстати, такое же и на своих более цивилизованных земляков. Армяне и грузины были особой группой - но скорее из-за темперамента, при этом в первых действительно чувствовалось то, что я бы назвал историчностью. Что они представляют народ, который строил города и писал книги, когда наш брат-славянин с копьем по лесам за белкой бегал и на медведя по пьянке ходил.

Когда я был в России - в Прибалтике, в Киеве, в Минске, в Крыму - не было ощущения, что это чужая земля, хотя там многое было не так, как у нас. Но это не было Чужим, как им было все вокруг, когда я в первый раз попал в Финку.

То есть Союз в общем был в целом весьма органическим, не искусственным образованием, державшимся на страхе или штыке - не пёрла в нормальных людях обида, даже в прибалтах - я с эстонцами, латышами и литовцами много общался.

В любом классе, в котором я учился - я сменил несколько школ, была целая смесь национальностей, как дополнительное ругательство бывало, что кого-то кто-то обзывал по нацпризнаку, но это тоже не было глубинным.

Хотя вот точно помню, что в армии азербайджанцев и армян старались разводить, наверное, была на сей счет какая-то инструкция, может, негласно.

В некоторых кругах был бытовой антисемитизм - но в общем тот, кто слишком много напирал на то, что "евреи Россию продали!", производил на всех впечатление легкого неадеквата - "совсем ты, Вася, на этих евреях головушкой заболел".

Именно еще и поэтому так обидно за развал страны - что незалежность и независимость в те годы, до 1986 года, не были ни у кого народной мечтой (как это было у финнов в целом в начале XX века) - так, разве только у маргиналов - при этом мне таковые никогда и не попадались, хотя водился я со всяким народом, иногда даже политически крайне неблагонадежным.