November 9th, 2014

о языках

Вообще перевод украинского на латиницу был бы реально сильным ходом. В смысле окончательного добивания страны Украины.

Это мне напоминает глупых переселенцев в Финляндию из России, которые с собой притащили детей-подростков из середины средней школы. В итоге те и на русском не получили нормального среднего образования, и в Финляндии, в силу незнания финского, или плохого его знания, на финском нормального образования не получили. Я видал таких немало - и русский у них кривой (соцсети немного помогают, но все равно крайне печально их читать), и финский тоже кривой.

Но проблема еще более глобальна. Достаточно пообщаться с любым финскмм человеком ученым, как сразу видно, что родного финского ему не хватает. Отсюда или колоссальная засоренность английским профессионального (да сейчас уже и повседневного) языка, особенно когда речь идет о научных вопросах, или просто прямой переход на английский.

Русский - худо ли, бедно ли, но крупный исторический язык, на котором существует огромный корпус образовательных и научных текстов. Попытка небратьев уйти от него приведет (если уже не привела) к тому, что нация украинская потеряет русский, но какого-то другого языка, в форме более глубоких, чем "Где у вас протекает из крана?" или "Сколько раз в день нужно вам менять памперсы, мадам?", не приобретет.

Переход на латиницу отрыв от русского усилит, но вот другого взамен не даст.

Впрочем, наверное на это и рассчитано.

С другой стороны - это прибавит дополнительно автоматчиков и прочих бойцов и сторонников ополченцам в существующих и будущих народных республиках.

чьих будешь

Вот, например, когда Союз писателей СССР еще в 1991 году раскололся надвое, Союз писателей России (русофильский - А.К.), что на Комсомольском проспекте, тут же назвали фашистским, тогда как альтернативный Союз российских писателей (либеральный - А.К.) прослыл жидомасонским.
Сначала, конечно, и тем, и другим было обидно, но потом как-то пообвыклись. Поэтому, спросив случайно встреченного аполитичного литератора, в какой он, собственно, писательской организации состоит, обычно слышишь: «Да я уже даже и не помню». «Ну, а все-таки?..», - не унимаюсь я. «Кажется, в фашистском. А, может, в жидомасонском. Какая, в сущности, разница?»

(с) Сергей Чупринин

книга



Большая цензура. Писатели и журналисты в стране Советов. 1917-1956 * Книга

Одна из особенностей данной книги — какое-то полное и даже несколько удивительное для года выпуска (по уровню примерно начала 90-х годов) антисоветское предисловие, которое поэтому лучше просто вовсе и не читать. А вот документы есть крайне любопытные.