May 3rd, 2014

боротьбиста убили

Светлана Лихт (Украина):

Товарища Андрея Бражевского убили фашисты, когда он выпрыгнул из горящего одесского Дома профсоюзов. Фашисты добивали его на земле.

Я Первого мая написал украинским товарищам, что они - в отличие от всех нас - находятся внутри процесса, и при этом они враги и для нацистско-майданской швали, и для русских националистов.

И что им именно поэтому вдвойне труднее.

И вот оно как.

27 лет

Здравствуйте, меня зовут Бражевский Андрей Геннадиевич. Родился 30 августа 1987. Выпускник ОНАС им.А.С.Попова, факультет «Информационных сетей», кафедрa «Вычислительной техники и микропрцессоров», дневноe отделениe. Дополнительно закончил курсы «5-ка» при Компъютерной Академии «ШАГ» по курсу РНР. Владею базовыми(работа на уровне функций и классов, умение работать с файлами, БД, сесcиями ) навыками разработки ПО на РНР с MySQL; также владею HTML, JavaScript, умею работать с FreeBSD, имею начальные навыки работы с С++ Borland Builder, Borland Delphi7. Также могу разобрать, собрать ПК, переустановить ОС, владею офисными программами, устранить некоторые неполадки, разбираюсь в архитектуре ПК, разбираюсь в сетях и сетевых протоколах.

резюме

жизнь даже не началась
suomi

вы меня опять простите, но

Что-то сломалось у меня. Или во мне.
То есть конечно, как сказал финский президент Паасикиви про совсем другие события, "с географией мы ничего поделать не можем" - и через сто лет, когда нас уже никого не будет, будут Украина и Россия жить рядом - хз в каких формах и в каком виде, конечно, я ведь и для России не жду ничего хорошего, если только коммунисты ее не спасут (я не про Зюганова и даже не про нас, немощных).

И нынешние события станут строчками в учебниках.

Но сейчас я не хочу ничего писать, особенно про Украину.

Потому что такого оскудения духа и скотства я не ожидал.

Это я про реакцию ПОДАВЛЯЮЩЕЙ ЧАСТИ Укро-Нета.

Когда убивали в феврале майданцев - против которых я был с самого начала - я был совершенно потрясен, я не ожидал, что украинцы могут дойти до такого. И мне было жаль этих львовян и галичан. Может, не до слез, но точно не радовался.

Теперь снова убивают - и там радуются при этом.

Я ничего не могу сделать, к сожалению.

А ненависть я тоже не хочу разжигать. Но другого чувства я сейчас не испытываю.

Поэтому какое-то время я помолчу. Надеюсь, пройдет.

Извините.