February 7th, 2014

1956. Ким-старший, советские и китайские.

Из книги Карена Брутенца "З0 лет на Старой площади".

(Автор интересная личность, был помощником Бориса Пономарева, который, вместе с Сусловым, входил в антисталинскую группу в брежневском руководстве и был идейным человеком в руководстве - то есть реально верил в марксизм-ленинизм, как он его, конечно, понимал)

Здесь очень интересна позиция Мао. Итак, 1956 год, сразу после XX съезда.

Затем появились противоречивые слухи относительно Пленума ЦК Трудовой партии Кореи, будто бы осудившего кровавые чистки Ким Ир Сена, который, тем не менее, сохранил свой пост. О том, что действительно произошло, рассказал мне гораздо нозже Б.Н. Пономарев, входивший в возглавлявшуюся А. Микояном делегацию КПСС, которая присутствовала на этом пленуме. Делегация предварительно побывала в Пекине, и Мао Цзэдун направил с нею в Пхеньян Пэн Дэ Хуая. Тот командовал китайскими добровольцами в КНДР и, предполагалось, знал там ситуацию и людей.

Присутствие делегации КПСС, приехавшей после XX съезда, было воспринято рядом участников пленума как сигнал к выступлению против своего «Сталина». В первый же день дискуссии они обрушились на Ким Ир Сена. Но советская делегация держалась пассивно, а хитрый Ким Ир Сен, почувствовав, что пахнет жареным, выступил с покаянной речью и сумел переломить настроение участников пленума.

Поздно вечером, накануне отъезда нашей делегации, в ее резиденцию пришел второй секретарь ЦК ТПК, один из критиковавших Ким Ир Сена, и просил взять с собой, заявив, что иначе ему не сносить головы (так и случилось). Но делегация на это пойти не смогла. По пути домой советские представители вновь побывали в Пекине и были свидетелями разноса, который Мао Цзэдун учинил Пэн Дэ Хуаю (адресуясь, разумеется, прежде всего к советской делегации, к Микояну): «Что же ты наделал... — говорил Мао, — спровоцировал людей на выступление, а затем бросил. Ведь этот мясник теперь всех уничтожит... Я думал, ты серьезный политик, а оказалось, мальчик в коротких штанишках».
(с. 98)

У одного их наших двух жж-шных ведущих корееведов есть книга о событиях 1956 года, надо будет почитать.

Мемуар Брутенца вообще очень интересный. Он вроде в Рунете есть, но я потом тоже книжку залью.

о Сталине

(еще кусочек из книги)
Брутенц о Сталине (характеристики интересная именно в силу антисталинской позиции автора):

Говорили, инициатором создания АОН (Академия Общественных Наук при ЦК КПСС - А.К.) был Сталин. Во всяком случае, сам факт ее учреждения, несомненно, служил отражением последовательной сталинской «заботы о кадрах» («кадры решают все» — то был, думается, не только лозунг, не только клише, но нерв политической стратегии Сталина). Ведь при всех возможных оговорках Сталин — что бы ни писали о нем люди типа Волкогонова — принадлежал к поколению образованных марксистов и ценил такого рода эрудицию. Его наследники, особенно в брежневскую эпоху, были марксистски малограмотны или вовсе безграмотны. И они куда меньше занимались подготовкой и воспитанием кадров, их заботила в основном лишь их расстановка. (с.90-91)

о чем молчите вы, народные витии

Любопытно бывает не то, о чем говорят, а то, о чем молчат.

В блогах замайданцев, которые я читаю с не меньшим вниманием, чем и блоги противомайданцев, например, нет ни слова о перехвате разговора Нуланд, на котором товарищи американцы решают, кому надо выдвигаться в премьеры незалежной, а кому попридержаться до президентских выборов, чтобы неизбежно не испачкаться.

Крайне поучительно для левых замайданцев, считающих происходящее народной революцией, им факт этого разговора - явно перехваченного и слитого русской разведкой, крайне неудобен, отсюда и вопиющее молчание.

Особенно учитывая, что американцы фактически признали подлинность разговора - то есть это не деза, которую добросовестно гонят обе стороны, а блоггеры усердно распространяют.

Пайетт: Думаю, мы в игре. Вопрос с Кличко, очевидно, это сложное звено здесь, особенно объявления его заместителем премьер-министра…

Нуланд: Не думаю, что Кличко должен быть в правительстве. Не думаю, что это нужно и что это хорошая идея.

Пайетт: Да. С той точки зрения, что он не будет в правительстве, пусть остается вне игры и занимается своей политической работой. Я просто думаю, если речь идет о продвижении процесса вперед, мы хотим сохранить умеренных демократов вместе.

Проблема будет с Тягнибоком и его ребятами. Я уверен, что это частично то, на что рассчитывает Янукович в этой ситуации.


Нуланд: Я думаю, что Яценюк - это подходящий человек. У него есть опыт в экономических вопросах и вопросах управления. Что ему нужно, так это то, чтобы Кличко и Тягнибок остались снаружи. Ему нужно говорить с ними четыре раза в неделю.

Я просто думаю, что если Кличко попадет внутрь, будет на этом уровне работать с Яценюком, то это просто не удастся.

Пайетт: Да, я думаю, это так. Хорошо. Ты хотела бы, как следующий шаг, организовать телефонный разговор с ним?... Кличко был главным игроком, он будет еще долго ходить на все встречи, которые у них будут…

Нуланд: Хорошо, я согласна. Почему бы тебе не пообщаться с ним еще раз и узнать, когда он хочет поговорить - до или после?

Пайетт: Хорошо. Так и сделаю. Спасибо.

Нуланд: Хорошо… Не помню, говорила я тебе, или говорила только Вашингтону. Когда я утром говорила с Джеффом Фелтманом, у него было новое имя для человека из ООН - Роберт Серри… Он теперь уговорил обоих - и Серри и Пан ги Муна, что Серри может приехать в понедельник или во вторник… Думаю, что это отлично поможет все склеить. Замечательно, что ООН поможет все это склеить и проучить ЕС.

Пайетт: Именно… В любом случае мы можем сделать общее решении, если будем действовать быстро. Давай я поработаю с Кличко. Думаю, нам надо привлечь кого-то с международным именем, чтобы приехал и помог с этим вопросом.

Нуланд: По этому вопросу, Джефф, когда я написала письмо, мне ответил Салливан, сказал, что "тебе нужен Байден". Я ответила: "Наверное...". Так что Байден готов.


Упомянутые лица: Джефф Фелтман – помощник госсекретаря США, Джозеф Байден – вице-президент США, Пан Ги Мун – генсек ООН, Роберт Серри – американский дипломат, спецпредставитель Пан Ги Муна.

пост в "Историю КПСС"

1961. Речь писателя В.А.Кочетова на XXII съезде КПСС.

В связи с начинающейся двухнедельной катастрофой я уйду, наверное, полностью в глубины советской истории, которая мне интереснее, чем достижения мировой фармацевтики.

Это очень любопытная речь железобетонного сталинюги. Учитывая, что это был абсолютно антисталинский съезд, что именно на нем было принято решение убрать ИВС из Мавзолея, и что каждый выступающий ритуально одобрял это решение и так же ритуально пинал Сталина и антипартийную группу (несколько таких речуг я потом тоже запощу). Всеволод Анисимович - чуть ли не единственный, хотя не проверял постранично, все-таки стенограмма съезда - три толстых тома - умудрился ни разу не произнести фамилию "Сталин".

в том и различие

Что в Боснии и Герцеговине - где тоже бьются с полицией и пробуют поджигать правительственные здания, народец протестует и весьма бурно - против приватизации.

Но, сколько я не читал замайданцев - чего там только не было, за что майданцы отмораживают свои детородные органы, даже за душку-европейца святого Николая в противовес кровавому упырьку-москалю Дедушке Морозу - но вот против приватизации не попалось ни разу.
Lenin

вечное и актуальное

Когда я узнаю, что в Тюильри построили очередной дворец, я сразу думаю о том, что еще в одной провинции Франции тысячи крестьян умерли с голоду.
(с) Вольтер