April 22nd, 2009

с днем рождения, тов. Ленин!

Виктор Гюго написал это для романа "Девяносто третий год", но текст не вошел в окончательную редакцию. Однако в архиве сохранился:

"Марат принадлежит не только лишь Французской революции, он - тип предшествующих веков, непостижимый и ужасный. Марат - это древнее таинственное чудовище. Если вы хотите узнать его подлинное имя, крикните над бездной это слово "Марат": эхо из бесконечных глубин ответит вам: "Нищета!"... Гильотинировав Шарлотту Корде, говорили: "Марат мертв". Нет, Марат не умер. Поместите ли вы его в Пантеон или вышвырните в сточную канаву - все равно на следующий день он возрождается вновь. Он возрождается в мужчине, у которого нет работы, в женщине, у которой нет хлеба, в девушке, которая становится проституткой, в ребенке, который не научился читать; он возрождается на чердаках Руана и в подвалах Лилля; он возрождается в жилище без очага, на жестком ложе без покрова, в безработице, в пролетариате, в публичном доме, на каторге, на ваших не знающих жалости законах, в ваших убогих школах; он возникает из всего того, что вы называете невежеством, он восстанавливается заново из всего того, чем является ночь. О, человеческому обществу стоит поостеречься: лишь убив нищету, можно убить Марата... ведь пока люди будут несчастными, будет расти на горизонте туча, которая может превратиться в призрак, в призрак, который может стать Маратом".

Французы умели писать. Не откажешь. Замените Марата на Ленина, поменяйте географические названия - и все это можно ровно так же отнести к Ульянову-Ленину.

Марат, кстати, тоже после смерти был помещен в Пантеон, а после победы Термидора выброшен оттуда. Ничего нового. Ворам, захватившим власть, по ночам всегда страшно - что во Франции, что у нас.

Не знаю, живеее ли товарищ Ленин всех живых, но то, что он живее всяких мелких и крупных упырьков, которые дорвались до России - это несомненно. Р России ли, в какой другой стране - там, где трудящиеся возьмут власть в свои руки - он снова будет жив. И так же хитро улыбаться.