January 17th, 2009

святки, типа

Изгнание Карла Маркса.

Кризисно-святочная история.

- Вот, батюшка, - сказал олигарх Иванов идущему рядом с ним священнику. – Тут я его и видел.
Шли они по длинному коридору огромного здания корпорации «Росэнерго», торчавшему воткнутой в небо элегантной стрелой на западе Москвы. Коридор был пуст, потому как в воскресенье офисный народ отдыхает.
- Карла Маркса? – уточнил недоверчиво священник.
- Его, его! - энергично кивая головой, сказал олигарх. – Шел прямо ко мне навстречу – и даже кулак показал, сука!
 

Collapse )

подлинная история

Фээсба замела одного левого оппозиционера, молодого еще совсем, зеленого, как три рубля - какая-то там неразрешенная организация, забастовки пытались устраивать, листовки на заводах распространять, митинги и пикеты несанкционированные (нет, я не про vl_plotnikov, отнюдь). Ну и притаскивают его на допрос к следаку фээсбэшному. А тот видать "Хеннесси" сто грамулек принял, звание недавно получил, машину новую женушке прикупил, дочку в хороший вуз в Германию пристроил - ну, много радостей у нынешних работников ФСБ, чай не Дзержинского времена, когда за мздоимство расстреливали и от голода чекисты пухли - короче, настроение доброе у нашего фээсбэшника. Поговорить ему хочется, пообщаться, какбэ. Потому еще, как он видит, что молодой человек вполне себе такой интеллигентный, не какой-нибудь там лимоновец отмороженный или акээмовец беспонтовый. Он, значит, молодому человеку стул дал вместо табуретки, сигаретку предложил - тот, правда, некурящим оказался. Водички сам своей рукой ему налил в стакан из графинчика. "Аква минерале".
Ну и говорит наш следак:
- Ну вот зачем вас, молодой человек, в эту самую долбанную политику тянет? Вы что, не понимаете, кто мы, и кто вы? У нас армия, флот, внутренние войска, спецслужбы, телевидение, радио, газеты. Нам только бровью двинуть - и от вас, революционеров, места мокрого не останется. На нас политтехнологи работают, у которых дипломы и научные степени. Журналисты-золотые перья, которым мы платим так, что они, надо будет, из Иисуса Христа сделают Чикатило - а будет надо - и наоборот. Не понимаю я вас, молодые люди. Перед Вами же стена. СТЕНА!
А молодой человек подумал и ответил:
- Стена - да гнилая. Ткнешь - и развалится.

Collapse )

пеар

йоппс! - или отвечая на один из комментов

Это в царской-то России полиция была честной?
Смотрим классиков:

-- Поезжайте в Киев и спросите там, что делал Паниковский до революции. Обязательно спросите!
-- Что вы пристаете? -- хмуро сказал Балаганов.
-- Нет, вы спросите! - требовал Паниковский. - Поезжайте и спросите! И вам скажут, что до революции Паниковский был слепым. Если бы не революция, разве я пошел бы в дети лейтенанта Шмидта, как вы думаете? Ведь я был богатый человек. У меня была семья и на столе никелированный самовар. А что меня кормило? Синие очки и палочка.
Он вынул из кармана картонный футляр, оклеенный черной бумагой в тусклых серебряных звездочках, и показал синие очки.
-- Вот этими очками, - сказал он со вздохом, - я кормился много лет. Я выходил в очках и с палочкой на Крещатик и просил какого-нибудь господина почище помочь бедному слепому перейти улицу. Господин брал меня под руку и вел. На другом тротуаре у него уже не хватало часов, если у него были часы, или бумажника. Некоторые носили с собой бумажники.
-- Почему же вы бросили это дело? -- спросил Балаганов оживившись.
-- Революция, -- ответил бывший слепой. -- Раньше я платил городовому на углу Крещатика и Прорезной пять рублей в месяц, и меня никто не трогал. Городовой следил даже, чтобы меня не обижали. Хороший был человек! Фамилия ему была Небаба, Семен Васильевич. Я его недавно встретил. Он теперь музыкальный критик. А сейчас? Разве можно связываться с милицией? Не видел хуже народа. Они какие-то идейные стали, какие-то культуртрегеры. И вот, Балаганов, на старости лет пришлось сделаться аферистом.

Так что традиция полиции/ментов крышевать - она имманентна буржуйской России. Что до Соввласти, что после.