October 24th, 2007

иногда они возвращаются...

вылез и навонял еще один деятель перестроечной эпохи, бывший при Брежневе пионером Номер Один

Если добраться до глубинных смыслов войны, будет, скорее всего, понятно, что в этой войне столкнулись два деспотических, тоталитарных режима. С точки зрения жестокости, бесчеловечности, с точки зрения безумной устремленности к мировому господству они ничем, в сущности, друг от друга не отличались. 

"Новая газета", 2007
http://novayagazeta.ru/data/2007/81/20.html

20 лет назад он писал пафосно:
Несмотря на все пережитое обществом до сегодняшнего дня, в нем сохраняется присущее нашим людям духовное единство, питаемое импульсами, которые исходят из Октября 1917-го
...
"Иного не дано", М., 1988 г.

справка (биография бесстрашного борца с коммунизмом):

АФАНАСЬЕВ ЮРИЙ НИКОЛАЕВИЧ

1934 г.
рождения. Окончил исторический факультет МГУ в 1957 г. Был инструктором райкома ВЛКСМ, секретарем комитета комсомола на Братской ГЭС. В 1961 г. вступил в КПСС, членом которой оставался до 1991 г. . В 19641968 гг. работал в аппарате ЦК ВЛКСМ. Был председателем Центрального Совета Всесоюзной пионерской организации им. В.И.Ленина. В 1971
1982 гг. был проректором Высшей комсомольской школы при ЦК ВЛКСМ. Защитил кандидатскую (1971 г.) и докторскую (1981 г.) диссертации по «буржуазной историографии». Проходил стажировку в Сорбонне. В 19811986 гг. работал в Институте Всеобщей истории АН СССР. В 19831986 гг. входил в редколлегию журнала ЦК КПСС «Коммунист»

а мне вот еще интересно - мужик получил кандидатскую и докторскую степень за диссеры, в которых с марксистско-ленинских позиций разоблачал буржуйских историков
почему он не вернул степени ВАК-у, когда пришел к выводу, что марксизм-ленининзм - бяка и лженаука?
казалось - логично было бы

кусочек из книги и вопрос к интересующимся

Л.М. Каганович — один из ветеранов российского социал-демократического движения, переживший, наряду с В.М. Молотовым и А.И. Микояном, все мало похожие одна на другую главы советской истории, кроме финальной. Десятилетия он был близок к И.В. Сталину и причастен ко всем его основным деяниям. В 1957 году Кагановича списали в архив вместе с группой приверженцев старой школы, соперничавших с Н.С. Хрущевым. Последнюю четверть своего долгого века он доживал в положении отверженного.

В конце семидесятых — начале восьмидесятых годов A.M. Александров, помощник четырех генеральных секретарей, и я пытались убедить Л.И. Брежнева и позднее Ю.В. Андропова в необходимости и желательности «разговорить» В.М. Молотова, чтобы с его помощью устранить часть «белых пятен» в летописании советского прошлого. Не являлось секретом, что многие из судьбоносных решений принимались Сталиным после обмена мнениями с Молотовым. Часть из них Молотову же поручалось исполнять, нередко без того, чтобы процесс выработки позиции как-то отражался на бумаге. «Добро» на контакт с Молотовым получено не было. Молотов умер в возрасте девяноста шести лет, как если бы природа не отпускала политика на покой, пока он воспоминаниями не облегчит свою душу.

Завидной жизнестойкостью отличался также Каганович. Он умер в 1991 году, не дотянув пары лет до своего столетия и сохранив до конца ясный ум и твердую память. Некоторые научные контакты открыли мне доступ к этому ветерану, и я прозондировал, не захочет ли Каганович обстоятельно побеседовать по ключевым событиям двадцатых — сороковых годов, свидетелем и активным участником которых он являлся. С колебаниями и не совсем безусловно Каганович дал согласие на встречу.

Составляю записку М.С. Горбачеву и А.Н. Яковлеву с набором доводов в пользу положительного решения относительно моей инициативы. Если Каганович уйдет из жизни неопрошенным, то, как и в случае с Молотовым, мы упустим уникальный шанс раскрыть себе и другим глаза на подоплеку ряда акций Сталина, необъяснимых с рациональной точки зрения. По истечении двух-трехмесячной паузы получаю через заведующего Общим отделом ЦК КПСС В.И. Болдина устное сообщение: «Ваше предложение рассматривалось в Политбюро. Признано нецелесообразным гальванизировать политический труп».

Валентин Фалин "Конфликты в Кремле" 
(сама книга заслуживает отдельного обращения - ЕБЖ)

вроде книга с мемуарами Кагановича была? если кто читал - пару слов напишите, стоящая ли?
книга Чуева "Разговоры с Молотовым" мне не очень понравилась - ни по форме, ни по содержанию - просто общие слова, очень мало фактуры - чем такие книги были бы интересны 

кросспост

 "Вы русские непредсказуемые и способны к неукладывающейся в никакие рамки аккордной мобилизации. Безжалостны к себе, что говорить о врагах, угрюмы, паталогически любите аккордную работу на пределе сил и надсадно упорны.Ваш какой нибудь сранный мастер-наладчик с шутками и прибаутками лезет туда, куда немецкий специалист не может (мол я теплотехник а не электрик)и требует прибытия специализированной бригады. Как результат на болотах возникает Северная Пальмира, из ниоткуда образуется флот, способный на эффективные действия вдали от баз в Средиземноморье, в страшной Сибири растут корпуса сборочных линий.Совершаются технологические прорывы.
Ну и вообще немецкий , мол, мужик тесторона вырабатывает в организме в четыре раза меньше чем до войны, а взять вас вы, русские до баб охочи даже если надо шляфен, потому что завтра очень рано на арбайтен. Пепел ивана стучит у вас в груди никогда не смиритесь с гибелью своей страны, все экспансионисты и варвары в глубине души. Может когда ваше поколение сдохнет, молодежь будет довольна жизнью в сытом бантустане, неагрессивно жрать, срать и совокуплятся и не пугать умирающую европу"

отсюда:
http://hvac.livejournal.com/132693.html

слышал подобные разговоры и в Финляндии

песня вечерняя

был у меня один знакомый в России, с которым переписка оборвалась, так и не знаю, что и как и по какой причине

и вот, обсуждая дела наши невеселые - было это как раз во время взрывов домов в Москве - я написал что-то уж совсем заунывное
за что был отчитан вполне справедливо
и прислал мне он кусочек из романа "красного" графа Алексея Толстого "Хождение по мукам"
товарищам, которые считают, что коммунистические убеждения исключают патриотизм, может, и не понравится этот кусочек - а мне вот  помогает - пусть и немного

"Опустошена и безлюдна была Россия. Даже  крымские  татары  не  выбегали больше на Дикую степь - грабить было нечего. За десять лет  Великой  Смуты самозванцы, воры и польские наездники прошли саблей и огнем из края в край всю русскую землю. Был страшный голод, - люди ели конский навоз и солонину из человеческого мяса. Ходила черная язва. Остатки  народа  разбрелись  на север к Белому морю, на Урал, в Сибирь.

В эти тяжкие дни к  обугленным  стенам  Москвы,  начисто  разоренной  и опустошенной и с великими трудами очищенной  от  польских  захватчиков,  к огромному этому пепелищу везли  на  санях  по  грязной  мартовской  дороге испуганного мальчика, выбранного, по совету патриарха, обнищалыми боярами, бесторжными торговыми гостями и суровыми  северных  и  приволжских  земель мужиками в цари московские. Новый царь умел только плакать и  молиться.  И он молился и плакал, в страхе и унынии глядя в окно возка  на  оборванные, одичавшие толпы  русских  людей,  вышедших  встречать  его  за  московские заставы. Не было большой веры в нового царя у русских людей. Но жить  было надо. Начали жить. Призаняли денег у купцов  Строгановых.  Горожане  стали обстраиваться, мужики - запахивать пустую землю. Стали высылать  конных  и пеших добрых людей бить воров по дорогам. Жили  бедно,  сурово.  Кланялись низко и Крыму, и Литве, и шведам.  Берегли  веру.  Знали,  что  есть  одна только сила: крепкий, расторопный, легкий народ. Надеялись  перетерпеть  и перетерпели. И снова начали заселяться пустоши, поросшие бурьяном..."

Иван Ильич захлопнул книгу:

 - Ты видишь... И теперь не пропадем... Великая Россия  пропала!  А  вот внуки этих самых драных мужиков, которые с кольями ходили выручать Москву, - разбили  Карла  Двенадцатого  и  Наполеона...  А  внук  этого  мальчика, которого силой в Москву на санях притащили, Петербург построил...  Великая Россия пропала!.. Уезд  от  нас  останется,  -  и  оттуда  пойдет  русская земля...

как-то так

  • Current Music
    ДДТ - Еду я на Родину