September 22nd, 2007

Че и Фидель



Какие же они молодые здесь, Че и Фидель...
Кто-то сказал, что Кубинская революция дала СССР продержаться еще 20 лет. Потому что за одряхлевшими доктринами снова проступило то, ради чего рабочие Петрограда, балтийские матросы и солдаты шли на штурм Зимнего.

То, о чем Че, уходя с Кубы, написал своим детям (подчеркнул я):

“Дорогие Ильдита, Алеидита, Камило, Селия и Эрнесто!
Если вам когда-либо придется прочитать это письмо — значит, меня уже нет вместе с вами. Вы с трудом будете меня вспоминать, а маленькие и вовсе ничего не вспомнят.
Ваш отец был человеком, который действовал так, как думал, и оставался верен своим убеждениям.
Растите хорошими революционерами. Учитесь упорно. чтобы овладевать техникой, которая дает власть над природой. Помните, что самое главное — это революция и что каждый из нас в отдельности ничего не значит.
И сверх того — будьте всегда способны откликнуться всей глубиною души на любую несправедливость, в каком бы уголке планеты она ни была допущена. Отзывчивость — вот самая прекрасная черта революционера.
До свидания, детки, надеюсь вас еще увидеть.
Целую крепко и обнимаю. Папа”.

и родителям:

“Дорогие старики!
Вновь чувствую я пятками своими ребра Росинанта, снова пускаюсь в дорогу со своим щитом.
Десять лет тому назад я писал вам первое прощальное письмо. Помню, я жаловался в нем, что не стал ни добрым солдатом, ни хорошим врачом; последнее меня больше не интересует, а как солдат я не столь уж и плох.
Ничего, по сути, не переменилось, разве что я стал немного умней; мой марксизм укоренился и очистился.
Верую в вооруженную борьбу как единственный выход для народов, борющихся за освобождение, и в своих воззрениях я последователен до конца. Многие назовут меня авантюристом, да я и есть авантюрист — но только из таких, кто сам рискует своей шкурой, чтобы доказать свою правоту.
Может быть, я пытаюсь доказать ее в последний раз. Я не ищу конца, но он логически возможен. Если так — я в последний раз вас обнимаю.
Я очень любил вас, только не умел выразить свою нежность, я суров в своих поступках, и, должно быть, вы не всегда меня понимали. Да, понять меня нелегко, поверьте мне хоть сегодня.
Теперь воля, которую я в себе так любовно отшлифовал, будет понукать мои хилые ноги и усталые легкие. Я заставлю их работать.
Не поминайте лихом скромного кондотьера XX века.
Поцелуйте Селию, Роберто, Хуан-Мартина, Пототина, Беатрис — в общем, всех.
Крепко вас обнимает ваш блудный и неисправимый сын”.

8 октября будет 40 лет, как Че убили в Боливии. 40 лет. Дата. Надеюсь, более умные товарищи, чем я, напишут в этот день про него умные и хорошие слова.
А товарищ Кастро именно сейчас ведет свой последний бой. С более грозным врагом, чем США. Но даже если исход этой войны предрешен, они оба все равно победили.

Зацепила чего-то эта фотка, случайно найденная в компе. Пойду стопку приму за здоровье товарища Фиделя.