December 31st, 2006

коньяк под Сукачева

НИЧЕГО НЕ НАДО...


Ничего не надо, подай-подайте мне гитару,
Шелковые струны да сере-серебрянные колки,
Да родную женку, да ребят любимых,
Да сынка-сынулю со мною рядом посади.
Запоет гитара, заиграют струны,
Загрустит о чем-то родная жена,
Улыбнется Петька, чертыхнется Димка,
А Шурка нарисует белого слона.

В доме будут звуки, в доме будут взгляды,
На столе бутылочка, а на плите чаёк,
Ничего не надо - лишь бы были рядом
Милые мои ребята Ольга да Санек.
Ничего не надо - лишь бы были рядом
Милые мои ребята Ольга да Санек.

Затрындит над ухом телефончик чёрный,
В трубке дальний голос: "Горыныч, я живой!"
Я воскликну: "Ванька!", а Шурка свиснет в трубку,
А Ольга улыбнется: "Ванечка, родной!"
Я воскликну: "Ванька!", а Шурка свиснет в трубку,
А Ольга улыбнется: "Ванечка, родной!"

Ничего не надо, подай-подайте мне гитару,
Шелковые струны да сере-серебрянные колки,
Да родную женку, да ребят любимых,
Да сынка-сынулю со мною рядом посади.
Да родную женку, да ребят любимых,
Да сынка-сынулю со мною рядом посади.

песня

Если я заболею - к врачам обращаться не стану,
Обращусь я к друзьям, не сочтите что это в бреду,
Постелите мне степь, занавесьте мне окна туманом,
В изголовье поставьте упавшую с неба звезду.

Я шагал напролом, никогда я не слыл недотрогой,
Если ранят меня в справедливых тяжелых боях,
Забинтуйте мне голову русской лесною дорогой,
И укройте меня одеялом в осенних цветах.
Забинтуйте мне голову русской лесною дорогой,
И укройте меня одеялом в осенних цветах.

Порошков или капель, братишки, не надо,
Пусть в стакане граненом всегда мне сияют лучи.
Жаркий ветер пустынь, серебро водопада -
Вот чем стоит лечить, вот чем стоит лечить.
Жаркий ветер пустынь, серебро водопада -
Вот чем стоит лечить, вот чем стоит лечить.

От морей и от гор веет свежестью, веет веками,
Как увидишь - почувствуешь, вечно, ребята, живем.
Не облатками путь мой усеян, а облаками,
Не глухим коридором уйду я, а Млечным путем.

Визбор (но я слушаю как Шевчук ее поет)

Майк Науменко

СЕДЬМАЯ ГЛАВА

Ты придешь ко мне ровно в полночь, разбудишь мой спящий звонок.
Ты скажешь мне: "Какая чудесная ночь!" Я отвечу: "Да, но я одинок".
И я заварю тебе свежий чай и достану из бара вино
И выключу свой телевизор, не успев досмотреть кино.

Мы будем говорить о прекрасных вещах, играть словами, как в биллиард,
И ты построишь мне сотню воздушных замков и один небольшой зоопарк...
Но, увы! Я знаю, что мне нельзя верить всем твоим словам -
Слова для тебя значат больше, чем дело, но это ничего - я грешил этим сам.

Ты скажешь, что жизнь - это великая вещь и выдашь "семерку" за туз,
И я тебе сыграю свой рок-н-ролл, и я тебе спою новый блюз...
И ты, конечно, похвалишь меня и я тебе в ответ улыбнусь -
"Я знаю, нам трудно понять друг друга, но ты вежлив и я не сержусь".

И когда за окном забрезжит рассвет я скажу: "Не пора ли нам спать?"
И я постелю себе на полу, а тебя уложу на кровать.
И вот, когда, наконец, я засну, уняв предрассветную дрожь,
Ты встанешь и улыбнешься, как ангел, и вонзишь мне в спину свой нож
И вытрешь с лезвия кровь и ляжешь спать... И во сне ты увидишь себя...

И утром я встану первый, приготовлю кофе и торт,
Поставлю T-Rex, и тебя разбудит бодрый мажорный аккорд.
И выпив свой кофе ты куда-то уйдешь, махнув мне на прощанье рукой,
А я отмою с паркета кровь и обрету свой душевный покой.

Чиж. Коньяк. Ностальгия.

Автор текста ( слова ) - Исаковский М., композитор ( музыка ) - Блантер М.

(в исполнении Чижа и Компании)


Летят перелетные птицы в осенней дали голубой
Летят они в жаркие страны
А я остаюся с тобой
А я остаюся с тобою родная навеки страна
Не нужен мне берег турецкий
И Африка мне не нужна
Немало я стран перевидел
Шагая с винтовкой в руке
Но не было большей печали
Чем жить от тебя вдалеке
Немало я дум передумал
С друзьями в далеком краю
Но не было большего долга
Чем выполнить волю твою
Пускай утопал я в болотах
Пускай замерзал я на льду
Но если ты скажешь мне слово
Я снова все это пройду
Надежды свои и желанья связал я навеки с тобой
С твоею суровой и ясной
С твоею завидной судьбой
Летят перелетные птицы ушедшее лето искать
Летят они в жаркие страны
А я не хочу улетать
А я остаюся с тобою родная моя сторона
Не нужно мне солнце чужое
Чужая земля не нужна
Не нужно мне солнце чужое
Чужая земля не нужна

Мифы.

Дом

Я счастлив тем, что есть на свете дом,
Где так тепло и где друзья
Всегда так рады, если к ним приеду я
В своем костюме городском.

Мы встретим с разговорами рассвет,
Допьем свой чай и ляжем спать,
Табачный дым оставив в комнате летать
От целой пачки сигарет.

Мои друзья живут в краю озер,
Где каждый камень мне знаком,
Где каждым летом ходят дети босиком
И не смолкает птичий хор.

Спешу сюда, устав от суеты,
Как тот чудак, что за собой сжигал мосты.
Я с детских лет стремился в те места,
И рад, что дверь не заперта.

А если вдруг придет ко мне беда,
И будет трудно одному,
Я поспешу вернуться к детству своему,
Туда, где солнце и вода.

Порадуюсь теплу грибных дождей,
И пенью птиц, и тишине,
Что каждый раз звучала музыкой во мне,
Когда я так нуждался в ней.

Группа "Ноль" и Дядя Федор Чистяков

Песня о настоящем индейце Автор текста: Ф. Чистяков, П. Струков ("Дети")

Альбом: "Песня о безответной любви к Родине"

Настоящему индейцу надо только одного
Да и этого немного, да почти что ничего.
Если ты, чувак, индеец - ты найдешь себе оттяг.
Настоящему индейцу завсегда везде ништяк!

Эх, трава-травушка, травушка-муравушка
Эх, грибочки-ягодки да цветочки-лютики
Эх, березки-елочки, шишечки-иголочки
Эх, да птички-уточки, прибаутки-шуточки…

Ну, а если наш индеец вдруг немного загрустит
Он достанет папиросу и покурит посидит
Посидит, подумает, что-нибудь придумает
Ну, а если грустно станет так он песню запоет

Эх, трава-травушка, травушка-муравушка
Эх, березки-елочки, шишечки-иголочки
Эх, цветочки-лютики да грибочки-ягодки
Эх, да птички-уточки, прибаутки-шуточки…

А под вечер все индейцы соберутся у стола,
Заколотят трубку мира - прояснится голова.
И про прерии простор поведут свой разговор
Где ж вы кони наши кони что несут во весь опор?!

прощай, 2006

ну вот, щас Путэн скажет говоно какое поздравление к народу - и значицца дожил я до 2007 года

столетие со дня подавление Первой русской революции, кста

но не прошло и 10 лет, как пришел 1917-й

и всем, кому надо, наломали так, что мало не показалось