August 3rd, 2006

отравители из ЮКОС, или классики все сказали до нас

Экс-директор ЮКОСа: семьи руководителей компании пытались отравить
 
Бывший директор по стратегическому планированию ЮКОСа Алексей Голубович утверждает, что его семью, а также других бывших сотрудников компании пытались отравить ртутью. В интервью, выдержки из которого были продемонстрированы в четверг вечером в авторской программе Михаила Леонтьева "Однако" на Первом канале, Голубович рассказал, что в машины, которыми пользовались члены его семьи, была заложена ртуть.

"Пошли проверяться, оказывается, в том же центре, где потом нам все эти анализы на ртуть делали, оказалось, обращались другие бывшие сотрудники ЮКОСа с точно такими же проблемами", - сообщил Голубович. "Так, собственно, мы узнали о принадлежности к некоему клубу товарищей, накушавшихся ртути", - добавил бывший директор по стратегическому планированию ЮКОСа.

Все пострадавшие от ртути ранее занимали высокие должности в ЮКОСе, передает РИА "Новости". "Они все (пострадавшие) с (Леонидом) Невзлиным были в конфликте, с СБ (службой безопасности), и вообще не имели никаких оснований любить прежнее руководство компании по множеству различных причин, и их всех таким способом можно было вывести из строя", - заявил бывший сотрудник компании.

Он полагает, что за всем этим могут стоять люди, которым достались если не сами активы, то право решать, на что тратить деньги.

 
// Газета.Ru

Булгаков, "Мастер и Маргарита":

"По лестнице подымались двое последних гостей.
     --  Да  это  кто-то  новенький,  --  говорил  Коровьев,  щурясь  сквозь стеклышко,  --  ах  да, да. Как-то  раз Азазелло  навестил его и за коньяком нашептал ему совет, как избавиться от одного человека, разоблачений которого он чрезвычайно опасался.  И  вот он велел своему знакомому, находящемуся  от него в зависимости, обрызгать стены кабинета ядом.
     -- Как его зовут? -- спросила Маргарита.
     -- А, право, я сам еще не знаю, -- ответил Коровьев, -- надо спросить у Азазелло.
     -- А кто это с ним?
     -- А  вот  этот  самый исполнительный  его подчиненный.  Я восхищен! -- прокричал Коровьев последним двум."