kommari (kommari) wrote,
kommari
kommari

право и права

К. Е. Ворошилов — М. П. Томский (из переписки)
[29 марта 1928 г.]


Миша!
Скажи откровенно не вляпаемся мы при открытом суде в Шахтинском деле? Нет ли перегиба в этом деле местных работников, в частности, краевого ОГПУ?

Ворошилов.

(ответ Томского)

По Шахтинскому и вообще по угольному (Д. У.) делу такой опасности нет, ибо картина ясная. Главные персонажи в сознании (выделение мое - А.К.). Мое мнение таково, что не мешало бы еще полдюжины коммунистов посадить.

М(ихаил). Т(омский).

РГАСПИ. Ф. 74. Оп. 2. Д. 45. Л. 4, 4 об., 6, 6 об.

Это были славные, практически былинные времена, когда члены руководства партии могли открыто сомневаться в том, что творят органы ГБ.

При том, что Шахтинское дело, начатое краевым ОГПУ и лично Ефимом Евдокимовым (еще в ГВ склонному к террористическим методам, в 1937-38 гг. просто слетевшем с катушек - и в итоге расстрелянным в 1940-м) по сравнению с более поздними делами в общем имело под собой какие-то факты (в современном понимании права в общем и оно было высосано из пальца - а уж тем паче расстреливать 5-х из подсудимых, пусть даже и антисоветски настроенных, было точно не за что), но тут вот что интересно.

Вот Томский пишет, что главные персонажи сознались и потому картина ясная.

Вот тогдашний глава Совнаркома Рыков Алексей Иванович, выступая 9 марта на пленуме Моссовета с речью о хозяйственном положении СССР, в связи с Шахтинским делом говорит: "Если бы я не знал, что имею дело с документально установленными подлинными фактами, я бы сказал, что это все злостные выдумки, направленные против Советской власти. Но это факт!"

"Документально установленные подлинные факты" - это признания фигурантов, полученные после работы с ними следователей (тогда не били, как десятью годами позже, но для получения признательных показаний бить не всегда и требуется, выдавить из человека что угодно можно и без применения мер физического воздействия).

Вспоминал ли Алексей Иванович свои слова через 10 лет, когда его приговорили к расстрелу на Третьем московском процессе? Или Михаил Томский, который тогда застрелился, чтобы избежать этого позора - признаваться во всякой лабуде, сочиненной писателями с Лубянки.

Не говоря уже про то, что в общем можно откровенно признать, что чекизм в общем-то и погубил Советскую власть (и последствия этого мы хлебаем до сих пор, в виде Путина и путинских дружков-ворогэбэшников, разворовывающих страну), тут есть и доктринальный вопрос и место для размышлений.

Тут мне доказывают, что нет никаких прав человека, что это абстракция, придуманная буржуями для обмана трудящихся. Я в общем немного знаком с тем, что марксизм считает право вообще производным от классовых отношений, спасибо. Я не в праве ставить под сомнение классиков, хотя, впрочем, они-то как раз учили, что подвергать сомнению надо все - то есть и их самих. Однако я могу скромно выдвинуть предположение о том, что в переходный период к коммунистическому обществу, а уж тем более в условиях общества буржуазного права человека (не исключая и социально-экономических прав - и тут принципиальное расхождение с либеральной трактовкой прав человека!) имеют более универсальный характер и требуют от коммунистов и признания существования этой проблематики и борьбу за них. Иначе опять ведь потом отмываться от грязи десятки лет придется.
Tags: СССР, дискуссия, история, марксизм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 140 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →