kommari (kommari) wrote,
kommari
kommari

Categories:

разногласия по земельному вопросу

В избранной Кремлем стратегии запрограммирован элемент «самонакручивающейся истерики». Так пусть она будет как можно более омерзительной. Кремль хочет раскола общества? Пусть будет раскол. Полное политическое уничтожение, политическая изоляция всегда достигается с помощью того или иного вида террора. Если не физического, то морально-психологического. Враг должен быть полностью дискредитирован, «опущен». Объявлен изменником, врагом государства, врагом суверенитета, «врагом римского народа». Или «врагом свободы». Вокруг него должна возникнуть атмосфера отвращения, презрения и полной нетерпимости. С врагом не ведут джентльменских дискуссий. С ним становятся невозможны личные отношения. Он должен стать изгоем и почувствовать это.

Это не какой-нибудь радикал пишет (ради, простите, кого?). Вполне себе умеренно-левый либерал, человек очень интеллигентный и вообще не склонный к лексике времен La Grand Terreur Французской революции.

Но насколько человеку, интересующемуся историей (а что есть, то есть) интересно наблюдать вот эту эволюцию. Потому что тут же видно наглядно, как совсем другой политик в 1917 году писал вполне искренне "Мы не якобинцы - голов рубить не будем", а ровно через год в письме Зиновьеву упрекал последнего, что тот препятствует петроградским рабочим осуществлять массовидный красный террор в отношении врагов диктатуры пролетариата.

Ясно, что сейчас разговора о физическом терроре нет - пока все на уровне лексики. Но на уровне лексики все всегда и начинается.

Именно сейчас же читаю про одного из деятелей партии большевиков среднего звена - Сергея Ивановича Сырцова. Очень интересный эпизод (как и сам Сырцов и его биография) - когда в Петрограде после взятия власти большевики не пошли на создание т.н. однородного социалистического правительства (там было взаимное нежелание с одной стороны Ленина и Троцкого, с другой - эсеров и меньшевиков, эпизод хорошо рассмотрен у американского историка Александра Рабиновича), на Дону такое однородное правительство было создано - тамошний Военно-революционный комитет был коалиционным. Сырцов проводил очень умеренную политику. Пока не случилось восстание казаков и казнь Подтелкова и Кривошлыкова. После чего Сырцов становится радикалом и становится одним из проводников жесткой антиказацкой политики.

Подводя итог. Кремль в 2012 сделал крайне опасный выбор. Выбор не просто на конфронтацию, а именно на уничтожение (пока - политическое) оппонентов. Соответственно и оппозиция неизбежно будет радикализироваться.

Когда разговоры перейдут к непосредственно земляным работам с закапыванием трупов, как и то, дойдет ли вообще до такого (в 1993-м дошло) - это уже неважно. Важно, что движение начато. И это на самом деле крайне тревожно (я, как могли заметить, хотя и считаю революции праздниками угнетенных и локомотивами истории, отношусь к ним без излишней восторженности - кровищи бывает перебором). И ответственность за такое развитие, конечно, исключительно на этой сволочи в Кремле.
Tags: история, политика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 27 comments