kommari (kommari) wrote,
kommari
kommari

Categories:

на пути к Зимней войне

вокруг этой записи чего-то бурление произошло, решил сделать набросок-хронологию - вроде черновика)

Небольшой эксурс в предысторию Зимней войны (пред-ыстория - чудна русская языка - впрочем, чухонская языка не лучше).

 


1. Апрель 1938 года. Миссия Ярцева.

Борис Ярцев, второй секретарь посольства СССР в Финляндии.
Он же Борис Рыбкин. Настоящее имя - Бентсион (Борух) Аронович Рыбкин. На сайте СВР - Борис Аркадьевич Рыбкин. Работал в органах еще с времен ВЧК. Несмотря на то, что его можно считать "ежовцем", благополучно переживает этап, когда НКВД очищают от сотрудников Николая Ивановича. Не говоря уже о том, что еврей (согласно модной имперской мифологии Сталин был активным борцом с евреем).
Погибает в автокатастрофе в 1947 году. Юрий Дерябин (бывший посол РФ в Финляндии) считает, что он был убит. Игорь Дамаскин в книге "Разведка и Сталин" полагает, что он относился к неформальной личной разведке Сталина и версию об убийстве не подтверждает. Его жена - Зоя Воскресенская, тоже работала в НКВД, в группе аналитиков. Позже, после того, как в 1953 из госбезопасности вычистили (или уничтожили) тех, кто работал при Берии - детский писатель.

Входит в контакт с высшим руководством Финляндии полностью за спиной посла, полпреда Владимира Деревянского.
18 апреля - встречается с министром иностранных дел Холсти. В июне и июле 1938 с премьер-министром Кайандером. 30 июля с Вяйно Таннером (человеком, чье политическое влияние было ключевым в тогдашнем финском раскладе).

Не сразу, но  Ярцев-Рыбкин раскрывает следующие предложения Москвы:

1. Если Финляндия не захочет заключить военный договор с СССР, то СССР готов удовлетвориться тем, что Финляндия даёт письменное обязательство, что она будет препятствовать как военной агрессии против Финляндии, так и проникновению любых иностранных войск на свою территорию, при этом она будет готова получить военную помощь от СССР, что не означает прямого участиия советских войск или их посылку в Финляндию, а только поставки военных материалов и защиту финских морских границ Балтфлотом.
2. Москва дает согласие на милитаризацию финнами Аландских островов с помощью СССР и при участии советских представителей в качестве наблюдателей за этим процессом.
3. Взамен СССР получает возможность построить на острове Суурсаари - остров Гогланд - артиллерийских и ПВО батарей для защиты Кронштадта и Ленинграда с моря

На таких условиях СССР гарантирует Финляндии:

1. Неприкосновенность ее нынешних границ как с уши, так и с моря
2. Помощь СССР в перевооружении финской армии.
3. Заключение торгового договора с финнами на очень выгодных для них условиях.

Финны отказываются.

2. Предложение Литвинова.

5 марта замнаркома иностранных дел Максим Литвинов приглашает к себе посла Финлянии Юрйё-Коскинена.
Он сообщает, что СССР хотел бы взять в аренду на 30 лет острова Суурссаари, Лавансаари, Сейскари и Тютярсаари.



Это несколько козявочек в центре Финского залива (диаметр Тютярсаари - 3 км.)
Взамен - примерно те же вкусности, что упомянуты выше, плюс заверение. что Анастас Микоян, который начинает сейчас торговые переговроы с финнами, проявит очень большое понимание к финским предложениям.

Отказ со стороны финнов даже обсуждать.

3. Апрель - август 1939. Военный психоз в Финляндии.

Финляндия начинает демонстративное строительство укреплений на Карельском перешейке. В нем участвуют в том числе и добровольцы из праворадикальных группировок. Во время этих работ вдоль советских границ распевают песни о том, как армия Гитлера, Муссолини и Японии раздавит Советы. В сторону совесткой строны разворачиваются плакаты с разного рода антисоветскими лозунгами. В финских СМИ стоит антисоветский вой. В оиюне 1939 в Финляндию ездят немецкие генералы (в том числе начальник генштаба вемахта Франц Гальдер). Параллельно Финляндию посещают военные представители Англии и Франции.
В августе на границе с СССР устраивают грандиозные военные учения, куда приглашают наблюдателей от всех стран, кроме СССР.

4. Московский договор с Германией ("пакт Риббентропа-Молотова").
Согласно ему - точнее, секретеному приложению к нему - Германия согласилась, что Финляндия относится к сфере интересов СССР. Ничего криминального в этой фразе не вижу - США полмира объявили зоной своих интересов, и никто по этому поводу кипятком не писает.

Сам договор - горькая пилюля для правых кругов Финляндии (и большая неприятность для левых социалистов и находящихся в подполье коммунистов).
В финских политических кругах ходят слухи, что Германия согласна на то, что СССР получит всю южную Фанлиндию до Ваасы включительно.
Вяйнё Таннер, впрочем, относится к договору иронично: заклятые враги подписывают договор! (хотя потом в воспоминаниях признал, что роковым образом его недооценил).
Американцы знакомят финнов с содержанием секретного протокола, который их разведка получила в Берлине.

5. Сентябрь-октябрь. Договоры с прибалтийским странами - о создании советских военных баз (ни о какой советизации нет и речи, более того, Сталин дает втык тем, кто пытается о ней заговорить).

6. 12 октября 1939 года. Начало Московских переговоров.

5 октября СССР (в лице нового наркома индел Вячеслава Молотова) приглашает финскую делегацию "рассмотреть конкретные политические вопросы".

Это были предложения по изменению советско-финляндской границе на Карельском Перешейке (с соответствующей двойной компенсацией финнам в Карелии).




Жирный красный - это Старая граница. Пунктир красный - первоначальное просьба СССР о территориальном размене.
Пунктир тонкий - уступка советских 23.10.
Синим - финские уступки 23.10 и 3.11.

Мой бывший ЖЖ-френд "Якобинец" - оказавшийся потом либеральным гадом - утверждал, что советское предложение открывало РККА проход в Финляндию, нарушая целостность линии Маннергейма.

Вот на карте:

 

Линия Маннргейма нарушается только в узкой полосе Куолемаярви (озеро Смерти, между прочим) - Сумма. Финские военные эксперты не считали, что подобная передвижка ослабила бы оборону Финляндии  - в итоге бои на Перешейке в 1939-40 гг. как раз и шли примерно по этой лини (но наши либералы, от Солнина до "Якобинца" - они же святее папы римского).

Плюс к этому СССР просит арендовать в районе Ханко финскую территорию для создания там советской военной базы - прикрыть Финский залив с севера (с юга - база в Палдиски). Плюс все те же просьбы об обустройстве на 4-х финских островах батарей артиллерии и ПВО.

Ход переговоров отражен очень подробно в мемуарах Паасикиви и Таннера.

Финская делегация с самого начала получила жесткие инструкции:
1. Только 3 острова - о острове Суурсаари-Гогланд не может быть и речи.
2. Никакой базы в Ханко.
3. Никакого договора о взаимной помощи в случае войны.
4. Выпрямление границы только в районе Терийоки - Зеленогорска (за соотвествующую компенсацию в Карелии).

На таких условиях переговоры были обречены на провал с самого начала. Но советская сторона об этом не знала.

Накануне начала переговоров - новая вспышка военного психоза в Финляндии. Из Хельсинки эвакуруется 120 000 жителей, из Выборга (Виипури) - 50 000. В стране закрыты школы и институты. Экспонаты музеев и ценные книги в библиотеках помещаются в специальные хранилища. Светомаскировка и ночное затемнение. Предложение иностранным посольствам переехать из столицы. Призыв резервистов. Парламент принимает особые военные законы, которые дают правительству фактически диктаторские законы (еще раз, деятельность коммунистов и просоветских организаций не просто запрещена, а на них идет настоящая охота).

На таком фоне начинаются переговоры.

Переговоры шли в кабинете Молотова в Кремле. Сталин участвовал в них с первого дня.
Финские представители (полковник Паасонен и министр-советник Нюкопп) знали русский язык.

Как отметил в мемуарах Паасикиви, если у финнов руки были связаны тем набором максимльных уступок, который у них был, то Сталин все время свободно выдвигал разные варианты в ходе переговоров.

Отказываясь от многих своих первоначальных требований, советские упорно стояли на 2-х вещах:
1) военная морская база на севере Финского залива (с важной оговоркой - до кончания войны в Европе - то есть войны Англии и Франции против Германии)


2) передвижение границы на северо-запад от Ленинграда (которая проходила в 32 километрах) - минимальное требование советских было, чтобы граница была в 70 км от города

СССР был согласен на то, что советская база была бы ограничена численностью 4000-5000 человек - то есть финская армия при необходимости легко бы могла ее захватить, поэтому угрозу для национальной безопасноит Финляндии он ане представляла.

23 октября переговоры зашли в тупик и вот тогда впервые Сталин задал финнам вопрос:
хотят ли финны довести дело до вооруженного конфликта?

Это был первый раз, когда советские предупредили прямо - что война в случае срыва переговоров неизбежна.

Одновременно советская стороны представила финнам меморандум, в котором уменьшил свои требования на перешейке (смотри карту), по числу военнослужащих на будущей базе ВМФ до 4000 человек.

Финны сказали, что им надо посоветоваться, и уехали в Хельсинки.



С 3 по 13 ноября прошел второй раунд переговоров (к финской делегации присоединился Таннер).

В принципе с тем же результатом, единственное, что нужно отметить - западные демократии, как называли тогда Британию и Францию, всячески давили на Финляндию, чтобы она не уступала (первый секретарь советского посольства Юданов сообщал из Хельсинки в Москву, что британский посол прямо обещал Финляндии военную помощь в случае, если СССР выставит ультиматум).

Еще до начала переговоров близкий к министру иностранных дел Элйасу Эркко высокопоставленный журналист из "Хельсингин Саномат" Этеляпяя сообщил Юданову во время их полуфоициального обеда, что Финляндия не пойдет ни на какие территориальные уступки и что на перешейке и Ладоге стоит 300 000 финская армия, которая даст отпор советским.

Ответственность финского МИД-а за Зимнюю войну вообще особая - не зря Паасикиви называл ее в мемуарах "войной Эркко".
Характерно, что и Маннергейм был согласен на уступки СССР, в том числе и на Перешейке, не считая, что они приведут к необратимым последствиям для финской независимости.

4 ноября во время переговоров Сталин спросил у финнов: не хотите давать Ханко в аренду - продайте ее нам? Финны откзываются. Сталин чешет репу, потом показывает на карте три небольших прибрежных острова - Хермансё, Коё и Хястё-Бусё - и предлагает финнам тогда их сдать варенду под советскую базу или продать - плюс разрешить якорную стоянку Балтфлоту в Лаппопойха.

Финны отказываюстся.

Сталин возвращается к Перешейку, проводит линию советских требований еще южнее, но говорит, что остров Койвисто СССР необходим. Вместе с тем он снимает советское требование, чтобы финны разоружили свои укрепления на Перешейке - то есть снесли линию Маннергейма.

Финны отказываются. На всякий случай запрашивают у Хельсинки возможность в чем-то уступить советским. 8 ноября приходит ответ: никаких уступок.

Разрешается только вести переговоры о Суурсаари и о передаче северной половины острова Рыбачий на Севере (зеленое на карте).



Последний раз советские и финны встретились 9 ноября.

Услышав категорический отрицательный ответ на предложения о базе ВМФ в Ханко или в том районе, Сталин сказал - словно самому себе: "Tästä ei tule mitään". ИВС был крут, но не настолько, чтобы знать финский - просто я цитирую финнов, а по-русски: "Ничего не выйдет".

Тем не менее он долго смотрел на карту, показал на другой остров - Руссарёта и спросил у финнов жалобно: А этот остров вам нужен? Но в голосе его, как вспоминал Паасикиви, был уже безнадежность. Паасикиви так же безнадежно, на основе инструкций от правительства в Хельсинки ответил, что этот остров относится к оборонительному поясу Ханко и поэтому о его передаче не может быть и речи.

9 ноября делегации довольно дружески попрощались - но о продолжении переговоров никто не сказал уже не слова.

И вдруг 10-го числа финны получили от Молотова письмо, в котором тот предложил продажу нескольких островов в районе Ханко - что сняло бы аргумент финнов о том, что конституция не разрешает размещения иностранных военных баз на ее территории. Само предложение в устной форме уже звучало, но то, что русские его выдвинули уже фактически после окончания переговоров, дало финнам понять - и они это так и поняли - что советские не ставят крест на мирном варианте.

Как обычно ответив отирцательно, финны уехали домой 13 ноября 1939 года. Вернувшись, они убедились, что их коллеги в правительстве Финляндии уверены, что Сталин блефует (забавное финское слово bluffi - "блуффи" - блеф) и что войны не будет.

30 ноября Красная Армия вторглась на территорияю Финляндии.

Все это было предисловием к очень короткому вопросу: так хотел ли Сталин оккупировать и присоединить к СССР Финляндию?

 


Tags: Зимняя война, СССР, Сталин, Финляндия, история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 79 comments